"Любовь до гроба". Громкое дело. Смоленский архив

Криминал
"Любовь до гроба". Громкое дело. Смоленский архив

Двадцать четыре года назад в деревне Заворово Сафоновского района погибли две семьи. Их погубила… красота.
Жажда мести, словно раковая опухоль, разъедала сердца и души жителей маленькой деревушки, унося в могилу одну жизнь за другой.  

                         Жажда красивой жизни

Василисе Паньковской посчастливилось родиться красавицей. Да такой, что глаз не отвести! Высокий рост, талия «в рюмочку», ноги от ушей. Волна шикарных каштановых волос до пояса, миндалевидные глаза изумрудного цвета.

Одна беда: эта сногсшибательная девушка, по праву мечтающая завоевать модельные агентства столицы, появилась на свет в глубинке. В забытой Богом и людьми деревенской глуши в километре от трассы «М-1», где дворов – раз-два, и обчелся. Но Василиса не сдавалась. В конце 90-х о космических возможностях Интернета на селе никто и не слыхивал, мобильная связь казалась одним из несбыточных чудес света.

Под лежачий камень вода не течет, но не такой была Васька!

Она с детства умела добиваться своего.

Предприимчивая девушка, у которой была лишь одна заветная цель – любой ценой покорить московские подиумы или стать фотомоделью, навестила родственников в райцентре и разузнала несколько адресов перспективных смоленских агентств. Это оказалось делом нетрудным: в те времена в прессе широко освещались конкурсы красоты, которые регулярно проводили в Смоленске.

Каким-то чудом неугомонная красотка вышла на представительства модельных структур в Москве и начала бомбить их по почте любительскими фотоснимками.

Чуда не произошло.

В столице на Василису Прекрасную из деревни Заворово никто и внимания не обратил. По всей видимости, ее деревенское «портфолио» вызвало у профессионалов смех. Одно слово – провинциалка!

Васька загоревала. Крушение мечты далось девчонке очень тяжело. Тем злее она отвечала на назойливое внимание местных парней: «Я себе цену знаю. Вы не чета мне! Будете приставать, пожалуюсь старшему брату».

          Из искры возгорелось… пламя убийственной страсти

 Надо сказать, что Василиса родилась далеко не в самой благополучной семье. Братишка девушки в юности попался на наркотиках и отправился прямиком на зону. «Зэковская грамота» изменила мировоззрение паренька до неузнаваемости: из обычного деревенского мальчишки Сергей Паньковский превратился в матерого уголовника, от которого отвернулись все, кто его знал.

Кроме горячо любимой сестры, ради которой он мог горы свернуть, и матери. Да еще давнего дружка детства Федора, хоть и разошлись их пути – дорожки. Федор отслужил в армии, выучился в профтехучилище и вернулся в родное Заворово. И с огорчением узнал, что его товарищ покатился по наклонной и парит нары в одном из исправительных учреждений Воркуты.

Вздохнул тяжело Федор: что тут поделаешь? Нужно свою жизнь налаживать. Парень устроился бригадиром на кирпичный завод.

Как-то раз на улице столкнулся нос к носу с Василисой. Невероятная красота девушки поразила молодого бригадира, но… Сердечных струн не задела, и вот почему. Федор воспринимал ее как ту самую смешную голенастую девчонку со сбитыми коленками, какой запомнил Ваську до службы в армии. 

Неписаный закон: сестра друга – это святое!   

А Василиса, впервые испытавшая сильное, но безответное чувство, грызла по ночам подушку и обливалась горючими слезами. Она не могла понять, как такое может быть: все парни в округе сохнут по ней, а Федор остается безучастным? Приветлив, мил и добр. Но не более того!

Паньковская, позабыв про девичью гордость, пустилась «во все тяжкие». Девушка не давала бригадиру прохода. Рабочий день на заводе близится к концу, а Васька тут как тут. Стоит у проходной и высматривает зазнобушку!

Федору не раз говорили: «Пожалей девчонку, сходи с ней в кино. Глядишь, и влюбишься».

Молодой мужчина был непреклонен: «Сердцу не прикажешь. Не лежит у меня душа к Василисе».

Васька не унималась. Однажды подстерегла Федора после работы и зло бросила парню вслед: «Не хочешь по-хорошему, будет по-плохому. Я убью тебя!»

 Василиса Прекрасная привыкла получать все, что хотела.

Но Федор об этом не знал.

                                 Кровная месть. Начало 

      26 августа 1999 года

Паньковская проснулась поутру сама не своя. Выкрикнула: «Ненавижу Заворово!», и лихорадочно кинулась собирать чемоданы. «Доченька, куда ты собралась?» - всплеснула руками мать Василисы.  «В Москву», - огрызнулась лихая девица.

Надо ж было такому случиться: в этот момент мимо окон дома Паньковских собственной персоной прошествовал Федор.

«Федя, я в столицу уезжаю, - высунулась из окна прелестница. – Помоги чемоданы до автобусной  остановки дотащить, сама не смогу!»

Федор пожал плечами: почему бы и нет?

Благими намерениями устлана дорога в ад.

Едва Федя переступил порог комнаты, Василиса бросилась ему на шею: «Жить без тебя не могу!» Мужчина отпрянул в сторону: «Вася, хватит. Я тебе давно уже все объяснил. Ты хорошая и славная девушка, но я люблю другую. Скоро сыграем свадьбу».

В зеленых глазах отвергнутой красавицы полыхнуло безумие. Паньковская схватила со стола кухонный нож (как он там оказался, никто не знает) и полоснула лезвием по горлу Федора.

Фонтаном брызнула кровь.

Федор схватился за алый разрез, попытался остановить кровотечение. Шатаясь, вышел из дома Паньковских и, словно пьяный, побрел к себе.

К счастью, идти было недалеко. Парень ввалился в хату, рухнул на пол и прохрипел: «Мать, вызывай «скорую»! Меня Васька зарезала…».  

И потерял сознание.

Василиса билась в истерике. До нее дошло, что она сотворила непоправимое и ответит за это по всей строгости закона. 

Не подиумы ждут девушку, а серая роба и шитье телогреек с утра до позднего вечера. Вместо сияющих софитов – колючая проволока, злющий овчарочий лай и пустая баланда. 

Прошло полчаса.

На крыльцо Паньковских взбежала мать Федора.

«Федя жив, - храня невозмутимое спокойствие, произнесла Нина Сергеевна. – Его только что госпитализировали. Хочу поговорить с Василисой, не возражаете?»

Мать Васьки кивнула головой. Нина Сергеевна и девушка пошли по тропинке…

…За забором пожилая женщина осмотрелась по сторонам и всадила нож в живот Василисы.

Спасти красавицу не удалось. Она умерла по дороге в больницу на руках рыдающей матери и младшей сестренки.

А Федор – выжил.

Нину Сергеевну задержали в тот же день. Мать Федора написала явку с повинной: «Я не хотела убивать Васю. Всего лишь пыталась показать ей, как моему мальчику было больно. Единственное, о чем думала в тот момент, так это о том, чтобы защитить Федора от посягательств этой наглой и назойливой, агрессивной особы».

Суд учел пожилой возраст Нины Сергеевны и общее состояние здоровья пенсионерки, у которой были проблемы с сердцем. В январе 2000 года ей дали условный срок.   

                         Око за око

Старший брат Василисы принял известие о гибели сестры близко к сердцу. По ночам, ворочаясь на шконке, гонял злые мысли: «Не могла Нина Сергеевна убить Василису! Взяла чужую вину на себя. Ваську зарезал Федор».

26-летний Сергей пришел к выводу: он будет мстить. Его любимая Васенька лежит на погосте в могиле, а убивший ее гад продолжает топтать землю? Не бывать этому!

Нина Сергеевна не скрывала от односельчан: женщина безумно боялась возвращения брата убитой ею Василисы. Над деревней Заворово нависло физически ощутимое облако ужаса. Местные жители понимали: беды не избежать.

Парализующий сердце страх извел несчастную пенсионерку. Она рухнула замертво прямо на улице…

Сергей освободился 19 сентября 2000 года по амнистии.

Вел себя тихо, как мышь. Редко выходил из дома и практически ни с кем не общался. За исключением Федора, с которым возобновил дружеские отношения. Мужчины, как бывало в их безоблачном детстве, снова гоняли на речку купаться, рыбачили вместе.

Однако сельчане приметили: Сергей часто ходит на кладбище. Многие видели, как он стоит на коленях у скромного обелиска Васьки и утирает скупые мужские слезы, бьет кулаком себя в грудь…

Однажды Федор не выдержал: «Серега, пора возвращаться к нормальной жизни. Давай-ка я тебя устрою в свою бригаду, делом займешься!»

Сергей не возражал.

Если бы Федор знал, какие страшные планы роились в голове его закадычного друга!  

Первый тревожный звонок тренькнул во время дружеской посиделки у Федора. Неожиданно Сергей побледнел, сжал кулаки и в лоб спросил у друга: «Федь, признайся, ведь это ты убил мою Василису».  

Федор с удивлением взглянул на друга: «Ты что! Я был без сознания, меня отвезли зашивать в реанимацию. Сам чуть коньки не отбросил, до сонной артерии оставалось два миллиметра…». 

 «Ну, смотри, - не унимался Сергей. – Если говоришь правду, прощаю».

Время покажет – он солгал.

Не забыл и не простил.

Обрывок разговора случайно услышал отец Федора: «Сын, у меня очень плохие предчувствия. Добром дело не кончится, попомни мое слово!» 

                                  Финал кровавой резни

     1 апреля 2002 года.

В этот день Сергей затеял «чемпионат по скоростному пьянству». Поставил на стол самогон, пригласил коллег по работе. И, конечно же, своего бригадира.

Внимательно следил за собутыльниками. Когда один из них напился вдрызг, понял: время мести пришло! 

Убийство Федора будет нетрудно списать на пьяного подчиненного, которого не устраивали бригадирские методы организации труда на кирпичном заводе. Не жаловал Федя пьянчуг!

Вскоре Федор откланялся: «Пора и честь знать».

А Сергей приступил к активным действиям. Вытолкал подвыпивших гостей, положил в карман куртки нож…

Из материалов уголовного дела:

«Мать обвиняемого в убийстве призналась, что ее сын внезапно вскочил с дивана около шести часов вечера: «Я заподозрила, что Сережа задумал что-то неладное. Попыталась остановить Сергея, но он с размаху ударил меня кулаком в лицо и выбежал во двор…».   

Сергей не догадывался, что следом за ним на улицу выбежал возмущенный сожитель матери Гамид Курлаев.

Федор спал в комнате на диване.

Он был один в доме – отца бригадира госпитализировали. Пожилой мужчина тяжело перенес уход жены и сам находился на грани жизни и смерти.

Сергей подошел к спящему другу, разбудил его и вонзил нож прямо в сердце.

Второй удар нанес со словами: «Это тебе за сестру!»  

 Курлаев, ставший невольным свидетелем умышленного убийства, бросился вызывать «скорую».

Бригада медиков констатировала летальный исход. Потерпевший скончался на месте.

Мститель воткнул окровавленный нож в землю, пришел домой. Сел на стул и устало сказал: «Вот и все…».

 Его задержали вечером. Он так и сидел на стуле – опустошенный и безучастный ко всему, что происходило вокруг. 

25 ноября 2002 года Сафоновский городской суд приговорил убийцу к 12,5 годам лишения свободы за умышленное убийство.

В 2006 году он добьется смягчения наказания. Срок снизят до десяти с половиной лет.

Итогом кровавой вендетты стали три убийства и окончательно сломанная жизнь двух человек…

Основано на реальных событиях. Имена и фамилии фигурантов уголовного дела по этическим соображениям изменены.   


Изображение сгенерировано нейросетью.


Автор: Анастасия Петракова








Загрузка комментариев...
Читайте также
52 минуты назад
Смоленский ЦГМС дал прогноз на начало следующей недели.
сегодня, 13:31
Сотрудники Госавтоинспекции остановили смолянина на ул. Марш...
сегодня, 12:33
Зампред правительства РФ Марат Хуснуллин провел штаб по реги...
сегодня, 11:34
Неизвестный мужчина напал на водителя 38 маршрута на конечно...