На грани жизни и смерти

Общество
На грани жизни и смерти

27 января отмечается 80-летие снятия блокады Ленинграда, именно в этот день было прорвано кольцо окружения. 872 дня люди пытались не умереть от голода и бомбежек. За это время погибли сотни тысяч жителей. Страшно представить, что пришлось пережить ленинградцам в то время. А кому-то не нужно и представлять… Так, в небольшом селе Пригорское Смоленской области живут дети войны - Вера Васильевна и Эдуард Михайлович Павловы.

Они познакомились в послевоенное время, создали семью, вместе уже 61 год: воспитали детей, а сейчас занимаются внуками и правнуками. А еще их объединяет то, что могло перечеркнуть их судьбы, - война...

Вера Васильевна родилась в Ленинграде 14 октября 1938-го. Когда напали фашисты, ей было 3 года, но тот ужас она помнит до сих пор. Ее отца забрали на фронт сразу же, мать, Фекла Сидоровна, одна пыталась спасти детей от голода. Новорожденная сестра Веры Васильевны умерла ещё в начале блокады: из-за голода у матери пропало молоко, и ребенка нечем было кормить. Остались только Вера и брат.

«Когда звучала воздушная тревога, мать брала нас за руки, и мы бежали в бомбоубежище», - вспоминает блокадница. - «Мама постоянно уходила в поисках какой-нибудь еды, собирала остатки картошки и капусты, очень есть тогда хотелось. Если бы не мама, мы бы погибли».

Фекла Сидоровна отдавала свои 125 граммов хлеба сыну и дочке. Кормила их остатками каши из офицерской столовой. Женщина работала на ткацкой фабрике, она срезала кожаные ремни со станков, варила их и съедала, чтобы не умереть от голода. Помимо еды, не было еще света, воды и тепла. Горожанам раздавали маленькие «буржуйки», в окно выводили трубу, и вместо дров сжигали мебель, двери, доски. В печь шло все, что горело.

«В какой-то момент мы решили, что раз все равно погибать, не будем больше бегать в укрытие. Мама также под обстрелами ходила в расположенные неподалеку от города деревни и обменивала вещи на еду, а мы ждали ее дома одни», - рассказывает Вера Васильевна.

В апреле 1942 года издали указ об эвакуации семей с детьми.

«Весь Ленинград был окружен, и была только одна дорога - «Дорога Жизни». Мы через Ладожское озеро переправлялись тогда. Стоим, ждем своей очереди, а перед нами перевозили детей из детского дома, и по этому судну попал снаряд, все погибли, все до одного...» - вспоминает Вера Васильевна.

Большинство семей тогда перевозили в Сибирь, но у Феклы Сидоровны с детьми сложилось по-другому. Еще до войны она приютила юную девушку, которая приехала из деревни в Ярославской области, и ее считали членом семьи. Саму девушку не эвакуировали: она осталась в Ленинграде, а маме Веры Васильевны предложила вместо Сибири поехать на ее малую родину. Дорога была тяжелая и долгая. Когда семья добралась до места, им выделили холодную избу. Снова приходилось искать, чем топить «буржуйку», и собирать еду на пустующих полях. Спустя недолгое время Фекла Сидоровна устроилась на работу в сельпо.

В 1943 году освободили Смоленщину, где жила бабушка Веры Васильевны по маминой линии. В надежде, что дочь с внуками жива, она написала им письмо.

«Добираться нам было очень тяжело, где пешком десятки километров шли, а где на лошадях», - рассказывает блокадница.

На Смоленщине и остались. Сюда же из госпиталя в 1944 году вернулся отец Веры Васильевны, которого ранило под Ленинградом.

Вера Васильевна вспоминает день, когда закончилась война: «В деревне не было салютов, а был у нас гармонист, вот вечером все люди собрались, радовались, пели, танцевали. Праздник был!»

После войны отец уехал в Ленинград проверить, остался ли дом. На удивление постройка даже не была повреждена. Но семья обратно вернуться все-таки не рискнула.

Начали возрождаться колхозы. Зарплаты крестьянам тогда не платили, за отработанные трудодни выдавали зерно, причем первого сорта - оно больше подходило для скота.

«В войну недоедали, да и после войны жили впроголодь. Собирали щавель, клевер, очистки от картошки и делали блины - «тошнотики». Не видели ни сметаны, ни молока, ни творога. Хотя корова была, но все молоко государству уходило, 500 литров нужно было сдавать ежемесячно. Ходить тоже не в чем было: ни обуви, ни одежды. А школа - за 5 километров. Дорога - через болото. Вот соберемся группой и идем, старшие путь прокладывали, а мы сзади шли. В школе не кормили, и холодно было. Но 10 классов я все-таки окончила», - рассказывает Вера Васильевна.

После школы девушка хотела пойти учиться на педагога. Но комнату в общежитии не выделяли, а денег снимать квартиру не было. Спасением стало то, что в это время открывали кооперативный техникум. Вера Васильевна туда и поступила.

«Пока училась, приходилось жить на одну стипендию: еду покупала, одежду», - говорит женщина.

Позже по распределению ее отправили работать в Кардымовский район, там она встретилась с будущим мужем, Эдуардом Михайловичем. Он тоже, будучи ребенком, прошел через все ужасы войны.

Эдуард Михайлович родился в 1937 году в деревне Уймино Кардымовского района. Отец, Михаил Иванович, работал бригадиром животноводов. В июле 1941-го из центра был приказ: весь скот перегнать через Днепр. Мост к тому времени был уже разбит, и пришлось переправлять животных вплавь. Как только Михаил Иванович вышел из воды, то увидел немцев. Все стадо и отца фашисты огородили колючей проволокой в лесу, и домой Михаила Ивановича привезли только в конце осени. Зимой того же года он умер от тяжелой пневмонии.

Когда пришли оккупанты, Эдуарду было всего 4 года.

«Я помню, как немцы в нашу деревню заходили, казались добренькие - шутили, смеялись. А потом искали партизан, издевались над мирными жителями, громили все в деревне, отбирали скот и провизию».

Семье помогло выжить то, что у них было молоко. Матери, Марии Семеновне, немцы разрешили держать корову, но с условием, что она каждый день будет отдавать им половину удоя.

«В 1943 году немцы отступили, но сожгли в деревне много домов и мельницу», - рассказывает Эдуард Михайлович. В 1946 году умерла мама, и мальчика стала воспитывать бабушка. Эдуард Михайлович окончил 7 классов, потом поступил в Озерский сельхозтехникум. Познакомился с Верой, уехал на заработки в Сибирь, в Красноярский край. Потом вернулся в Смоленскую область, где ждала его будущая супруга.

Они поженились, на свет появились сын и дочка. Супруг работал на заводе, но зарплату то урезали, то задерживали. Особенно тяжело было, когда Вера Васильевна находилась в декретном отпуске.

В 1975 году семья переехала в Пригорское, супруги устроились работать на Талашкинскую птицефабрику, получили квартиру. А еще тут была хорошая школа, Павловы хотели дать детям приличное образование. Жизнь налаживалась.

Денег семье хватало, фабрика развивалась, зарплаты получали хорошие. Отработали много лет и вышли на пенсию с наградами - грамотами и благодарностями, говорит Вера Васильевна. Она работала в отделе кадров, супруг сменил несколько должностей, последняя - старший инженер по эксплуатации машинно-транспортного парка.

Сейчас Павловы живут в своём доме, занимаются воспитанием внуков. А еще каждый месяц отправляют финансовую помощь нашим бойцам в зону СВО.

Дарья ШИШОВА.

Фото автора и из архивов героев публикации.








Загрузка комментариев...
Читайте также
43 минуты назад
Инцидент произошел в центре города около 18:00.


сегодня, 21:19
Сегодня, 3 марта, прошел заключительный игровой день III «Ав...
сегодня, 20:58
Сегодня, 3 марта, поисковая водолазная группа «ДобротворецЪ»...
сегодня, 19:00
Происшествие случилось сегодня, 3 марта, в 12:50 около д. Родоманово...
Новости партнеров