«Откуда ж вы беретесь, ироды?!» Военный преступник из Смоленской области получил по заслугам

Общество

У каждого преступления обязательно есть конкретные данные: фамилия, имя, отчество, место и дата рождения того, кто его совершил. Мы привыкли воспринимать Великую Отечественную войну как подвиг всего советского народа, как массовый героизм наших людей на фронте, в тылу, в законспирированном подполье… Все именно так и было. Но параллельно общеизвестной героической истории существовала и «другая сторона медали», о которой не принято вспоминать. Та, что описана офицерами СМЕРШ сухими и безыскусными строками допросов, очных ставок… Наполненная зловонным коктейлем лжи, подлости и лютой жестокости к своим землякам, искусно взбитым фашистскими идеологами до густой консистенции ПРЕДАТЕЛЬСТВА.

Вопиющими фактами иезу­итства пестрят истории всех войн. СВО на Украине, как и Великая Отечественная война, в момент вскрыло огромный гнойник в самом российском обществе, показав, кто есть кто на самом деле. И опять, как и в военные годы, приходится чекистам день и ночь отлавливать изменников всех мастей, пытающихся устроить диверсии на железных дорогах, собирать деньги на поддержку новоявленных фашистов или сообщить координаты «вкусных» целей для дронов ВСУ… Кто это делает? И главное - зачем? Неужели урок истории с 1941-го по 1945-й не пошел впрок?

Ведь такое уже было! И «сигнальщики», запускавшие ракеты для бомбардировщиков люфтваффе, чтобы те точнее бомбили наши заводы и мосты, и услужливо подготовленные для гестапо списки семей командиров РККА, вынужденно оставшихся на оккупированных территориях, и доносы на еврейские семьи и на тех, кто их пытался спасти от смерти…

Вспомните! Мы уже заплатили за это большой кровью и всенародным горем! Прошло всего 79 лет от горьких и счастливых слёз Победы. Не так уж это много, всего лишь жизнь одного поколения. Прививка, сделанная нам всем от фашистского бешенства, еще должна работать!

Но вернемся в события 1941 - 1 943 годов.


Змея меняет кожу раз в году, а предатель - каждый день

Сегодня деревню Тычинино и деревней-то не назовешь, скорее это дачный поселок с довольно приличными строениями, лишь историческим названием роднящийся с тем Тычинином, где в годы войны разыгралась одна из бесчисленных человеческих судьболомных драм.

История в целом обычная, но весьма показательная в том плане, что раскрывает суть работы советской военной контрразведки СМЕРШ по выявлению разного рода коллаборантов, которые ради спасения свокй шкуры принимали любое обличье, в том числе и бойцов ненавистной им Красной Армии. Многие из них до мобилизации в РККА успели послужить кто в антисоветской республике Россоно в Идрицком районе соседней Калужской области, где воевали «за социализм без Сталина и Гитлера», кто в Зеленой армии (отряд Николая Козина - вооружённое формирование Русского освободительного движения, действовавшее в 1943 - 1951 годах на территории бывшей Локотской республики в лесах Брянщины и Орловщины против Красной Армии, внутренних войск НКВД СССР, сотрудников правоохранительных органов и служб безопасности, советских и партийных работников, колхозных активистов и самих членов отряда, заподозренных в поддержке или лояльности советской власти. Отряд был сформирован как из русских коллаборационистов, так и из бывших красноармейцев и советских партизан).

А когда пришло время прятать концы в воду, они «горячо откликнулись» на призыв Родины встать на защиту СССР, тем более что новобранцев с освобожденных от оккупации территорий отправляли служить, как правило, в части второго эшелона, где возможности погибнуть смертью храбрых было намного меньше, чем на передовой. Не особенно-то им доверяли, справедливо полагая, что между ними вполне могли затесаться предатели. Тем более что фронт двигался вперед и призывали их в спешке и неразберихе, особо не проверяя на благонадежность. Многим бывшим полицаям удалось тогда ускользнуть от ответственности. Но далеко не всем.

Владимир Фроленков в своре коллаборационистов выделялся разве что организаторскими способностями. А в остальном - среднестатистический предатель, о которых справедливо говорят: «Для продажной псины - кол из осины». Его биография и повадки типичны не только для отщепенцев времен Великой Отечественной вой­ны, но и для тех, кто не стыдится изменять Родине и сегодня.

Так какой же он, типичный предатель всех времен? Для примера - краткая биография конкретного фигуранта: «…Родился в 1922 г. в деревне Тычинино Смоленского района (недалеко от д. Талашкино) в семье крестьянина-середняка. С 1930 по 1933 год учился в неполной средней школе в деревне Герчики. В 1940 году всей семьей переехали на жительство в Смоленск… С 1940 года и до начала войны работал вместе с отцом-кочегаром при Физкультурном техникуме. В начале войны все семейство снова переехало жить в Тычинино…»

То есть в 1941 году Владимиру Фроленкову было 19 лет. Его ровесники брали штурмом военкоматы, требуя отправить их на фронт, а он сначала затаился и, как только началась оккупация, сразу же трудоустроился в полицаи.

Вот так обычный, казалось бы, советский парень из крестьянской многодетной семьи (2 брата и 3 сестры) без тени сомнения продал Родину, как только порохом запахло. Даже не за 30 сребреников (столько практичные немцы за него и не дали бы), а за «гут, Иван» и возможность поживиться награбленным добром. Благо такие мерзавцы у немцев ценились. Надо ж было кому-то грязную работу выполнять, о которую не хотели пачкаться сами фрицы: на партизан охотиться, пленных расстреливать, продукты для офицеров вермахта у голодающего населения отбирать… Расходов-то на такого холуя немного, а сдохнет - туда ему и дорога!

Вопрос следователя: «Расскажите подробно, каким образом вы оформлялись на работу в полицию?»

Ответ: «Я написал заявление на имя начальника волостной полиции о том, что добровольно изъявляю желание служить в немецкой полиции и честно и добросовестно выполнять все свои служебные обязанности. Кроме заявления, я писал автобиографию и заполнял анкету. Кроме того, мне давали рекомендацию три поручителя… Знаю, что с приходом Красной Армии все они были мобилизованы…»

Вопрос следователя: «Расскажите, когда и каким образом вы были мобилизованы в Красную Армию?»

Ответ: «В 1943 году, в сентябре месяце, числа 15 - 20-го (точно не помню), примерно на 7 - 8-й день прихода Красной Армии в нашу деревню приехал какой-то лейтенант и через председателя колхоза собрал нас всех вместе. Там же он отобрал у нас паспорта и приказал явиться в тот же день к двум часам дня в деревню Аверьково. Я так и сделал и был зачислен в 20-й Запасной армейский полк, 3-ю штурмовую саперную бригаду…»

Вот так, простенько. Полицай, которого знала вся округа, даже не подумал удрать вместе с отступающим вермахтом. Остался в деревне, где о нем все знала каждая собака, и, снова сменив кожу, стал красноармейцем.


Не уверен,не предавай!

А он сделал все наоборот.

Вопрос следователя: «Скажите, что вас заставило стать на путь активной борьбы с советской властью, партизанами, то есть пойти на службу к немцам?»

Ответ: «На путь активной борьбы с советской властью я встал потому, что был настроен к советской власти враждебно. Я почти был уверен, что Красная Армия прогонит немцев и советская власть вернется, и все же пошел на службу к немцам, с тем чтобы с оружием в руках бороться вместе с немцами против советской власти, Красной Армии и партизан…»

Дальше следует… Нет, не исповедь и раскаяние, а подробный рассказ о том, чем этот подонок гордился. И ведь ему было что вспомнить!

Вопрос следователя: «Расскажите подробно о вашей практической деятельности как полицейского».

Ответ: «Будучи полицейским, я носил немецкую форму, добросовестно и инициативно выполнял лежащие на мне служебные обязанности. Я вел активную борьбу с партизанским движением, с бывшими руководящими советскими и партийными работниками, проявляя личную инициативу в вылавливании бойцов и офицеров Красной Армии, коим удавалось каким-либо образом бежать из немецких лагерей для военнопленных.

С карательным отрядом на уничтожение партизан я выезжал четыре раза. В начале 1943 г., зимой, я выезжал и принимал активное участие в уничтожении группы партизан, находившихся в деревне Кузовлево. Эта группа ружейно-пулеметным огнем нашего отряда была почти вся уничтожена. Удалось убежать только двоим из них. После этого боя я раздел одного из убитых партизан, сняв с него брюки…»

Вот он, предатель, весь в этом! Мало того, что убил, так еще не побрезговал снять с убитого штаны и щеголял в них сам, вплоть до призыва в РККА. А еще, уже фактически будучи красноармейцем, по пути в свой полк хвастался этим случаем перед сослуживцами. И своими организаторскими способностями побахвалиться при этом не преминул.

«…Я с группой полицейских выезжал на облаву группы офицеров и бойцов Красной Армии, которым удалось убежать из немецкого лагеря для военнопленных. Это было в конце августа 1943 г. После того, как стало известно, что возле деревни, в сарае в соломе, скрывается группа офицеров и бойцов Красной Армии, я побежал к старосте и потребовал лошадей, чтобы наверняка поймать этих людей. Я мобилизовал лошадей, и мы всей группой выехали на операцию. Узнав, что мы их пытаемся поймать, они пытались скрыться, но вблизи, примерно 1 км от деревни Тычинино, мы их окружили, и они были вынуждены сдаться… Кроме того, я с карательным отрядом неоднократно выезжал в засады в деревни Заболотье, Андрейково, Никитино, Ковалево и другие с целью поимки или уничтожения партизан».

Из показаний свидетеля А.С. Филатова, жителя деревни Никулино Смоленского района: «…Фроленков принимал участие в избиении задержанных военнопленных и гражданского населения. Примерно в августе полицией был пойман один боец, которого они завели в свое помещение и начали его избивать, выбили ему зубы, избили все лицо и после посадили в подвал. В избиении принимал участие и Фроленков. В одном из столкновений карательного отряда с партизанским отрядом в деревне Кузовлево, где участвовал в составе карательного отряда Фроленков, была взята в плен группа партизан в 10 - 12 человек, которые были подвергнуты пыткам и избиениям со стороны карательного отряда…»

Не стеснялся иуда и героем прикинуться, даже эдаким спасителем земляков: «…Я часто ходил по жителям и требовал от них вывоза продуктов для полиции и немецких военных властей. Если кто не выво­зил, то приходилось отбирать силой. Лицам, которые не хотели помогать немецким властям и их армии, я обычно говорил: «Мы вас защищаем, спасаем от большевизма. Я вот завтра пойду громить партизан, может, меня там и убьют, а вы сидите дома и жалеете для нас продуктов…» По заданиям немецких властей я один или с группой полицейских неоднократно выезжал на Киевский большак и у едущих на базар в Смоленск крестьян отбирал самогон и другие продукты. В это же время задерживали подозрительных лиц (ловили наших солдат и офицеров, бежавших из плена. - Прим. авт.)».

От всей души кормил немцев, пока свои голодали! Ну и, как показали свидетели, полицаи себя тоже не обделяли. Гитлеровцы не знали, а может, и просто закрывали глаза на то, что чуть ли не половину «улова» с большой дороги их холуи забирали себе.


«Предателя на осинушку, да на самую вершинушку»

К середине войны фактов госизмен, издевательств и уничтожения людей руками коллаборационистов накопилось столько, что эту народную мудрость Сталин законодательно закрепил своим Указом №39 от 19.04.43 г. Для наказания карателей, шпионов и предателей предусматривали два вида наказания - повешение или каторжные работы. Согласно Указу, иностранных наемников, воевавших на стороне фашистов, полагалось вешать, причем прилюдно, оставляя их тела на виселице на несколько дней, а наших изменников - вместо расстрела посылать на каторжные работы сроком от 15 до 20 лет. По сути, тот же расстрел, только без стрельбы. (Кстати, каторга была восстановлена в СССР в годы Великой Отечественной войны и применялась в качестве меры наказания для советских граждан, сотрудничавших с гитлеровцами).

Это и спасло от «стенки» полицая Владимира Фроленкова, которому Военный трибунал Западного фронта 25 февраля 1944 г. вынес «расстрельный» приговор, но потом заменил его на «отсроченную смерть» - 20 лет каторги (КТР). Это было не лучше, потому что, как показывает статистика, через 5 лет з/к КТР теряли не только трудо-, но в большинстве случаев и жизнеспособность.

А фронт продолжал двигаться на запад, освобождая все новые советские территории и пополняя ряды каторжан. В июле 1944 года на шахтах по добыче угля, золота и олова искупали вину перед своим народом 5 200 бывших полицаев, а к сентябрю 1947-го благодаря усилиям сотрудников госбезопасности по заслугам получили уже более 60 000 мерзавцев.

Но это дела давно минувших дней, и остается только удивляться тому, насколько Указ №39 от 19.04.43 года актуален сегодня - как для граждан зарубежных стран, воюющих против нас на Украине, так и для доморощенных признанных и пока официально не признанных иноагентов всех расцветок и мастей.

Материал подготовлен при содействии УФСБ по Смоленской области.


Автор: Андрей Завьялов








Загрузка комментариев...
Читайте также
21 минуту назад
Веронику начали искать, когда она вечером 25 июля не вернула...
55 минут назад
Новогодние каникулы предлагается сделать 11-дневными.
сегодня, 21:14
Вероника  сегодня ушла гулять и не вернулась в деревне...
сегодня, 20:30
С 26 июля по 8 августа специалисты проведут плановые гидравл...