Исследование бардовского движения по-смоленски

Культура
   Исследование бардовского движения по-смоленски

В Смоленске состоялась презентация «народной книги» Александра Макаренкова «Правдивые записки путешествующего барда»

                    Поющим и умеющим слышать

Бегу на работу. Ну, как сказать, бегу…

Скорее, неспешно плыву по Октябрьской, ослепленной белизной снега в сиянии набирающего силу мартовского солнышка.

«Настя, ты?!». Меня хватают в охапку. Знакомые веселые и умные глаза в лукавых лучиках морщин. Высокий лоб в залысинах, пушистая бородища. Битые сединой волосы, небрежно собранные в задорный хвостик.

Саша Макаренков!

Годы идут (сто лет не виделись!), а он все тот же. Свой, родной, уютный. Теплый!

«Ты что, неужели все там же?» – «Там-там!» - «А у меня новая книга вышла, «Правдивые записки путешествующего барда» называется. Почитай на досуге, интересно, что скажешь? Только для начала я ее автографом испорчу!»

Достал ручку, что-то царапает на титульном листе…

Подпрыгиваю от радости: «Доброму человеку, коллеге и землячке Настюшке – Добра и Любви!»

Будет, Саша. Теперь точно исполнится!

                 Рюкзак пилигрима, котомка менестреля

Писать об Александре Макаренкове можно до бесконечности.

Художник, журналист, путешественник. Бард по определению и стилю жизни. Авторской – сочной и самобытной - песней пропиталась вся его жизнь. Пишет сам, пропагандирует творчество талантливых людей из разных уголков страны, «заражая бациллами хорошего творчества неокрепшие души любителей авторской песни».

«Можно ли назвать «авторскую песню» жанром? - задается вопросом Александр. - Не знаю… Не знаю… Скорее – это образ жизни».

Гитару с рюкзаком на плечо, в рюкзаке – спальник и неизменный «до-ширак». Электрички, магистрали, лесные тропинки, ущелья гор, с которых сбегают вниз сосны.

Выставки, фестивали, встречи с друзьями - штормовые порывы ветра поэзии носят его по миру, и где он только не бывал! Кольский полуостров, Валдай, «Груша» и Костомукша, Москва, Санкт-Петербург и Кронштадт. Перечислять российские геолокации можно до бесконечности!

Беларусь, Казахстан, Финляндия, Польша, Монголия…

Канада.

Как-то раз в Алма-Ате ему довелось познакомиться с поклонниками бардовской песни из Торонто. Завязалась крепкая дружба. Так Макаренкову удалось побывать в Канаде, хоть и с большими трудами - канадцы дают русским визу с огромнейшим скрипом. Мечта сбылась, и Саша полетел через океан с концертами. С другом (прототипом персонажа, выведенного в романе «Правдивые записки путешествующего барда», стал канадский композитор Дима Огай) Александр написал более десятка песен. Не зря летала к Ниагаре его бродячая душа!

Всю жизнь Александр занимается исключительно тем, что бередит его, тревожит в ночной тиши. Когда-то Борис Васильев, его названный Дед (Борису Львовичу Саша посвятил весьма внушительную по объему книгу «Трясогузка на перилах»), сказал потрясающе мудрую фразу: «Ты должен отвечать за то, что делаешь».

Макаренков – отвечает.

Издает CD-альбомы и сборники стихов (из них два, первых, есть и у меня – «Двенадцать писем к Еве» и «Монологи межсезонья»), увлекается живописью и графикой. Саша – талантливый иллюстратор, который оформил более 70 книг (повесть «Офицеры» и собрание сочинений Бориса Васильева, «Сердца трех» 
Джека Лондона, сказки Андерсена, «Поля проигранных сражений» Владимира Помещика и другие).

Живописные и графические произведения Александра Макаренкова включены в альбомы издательства «Изограф» (Москва) «Имена в искусстве России» и «Акваживопись». Разлетелись по свету изящные стаи акварельных «птиц» и масляные «ломти» холстов, есть они и в частных собраниях Великобритании, Германии, Киргизии, США и Франции. И, конечно же, на родине Саши - в шахтерском городке Сафоново, где он появился на свет, так сказать, «с чистого листа» в первый январский день 1962 года.

Высокую оценку получила и Сашина публицистика – в 1995 году за серию материалов о Великой Отечественной войне, опубликованных в газетах «Рабочий путь» и «Все», Макаренков удостоился лауреатского звания Премии Союза журналистов России.

 И это еще далеко не все: его публицистический сборник «Срезы времени» отмечен дипломом «Лучшая книга 2015 года» германского международного литературного конкурса русскоязычных авторов (Берлин-Франкфурт), в 2017-м в Германии был дипломирован еще один роман Александра «Пятак». На курсе русской филологии в Марсельском университете во Франции малую прозу Макаренкова изучают (не знаю, как сейчас, когда в Европе русофобствуют) в качестве яркого примера современной русской литературы.

Матерый человечище!

Настоящий писатель, а не какая-то там «творческая единичка», бравирующая членством Союза писателей РФ.

            Путеводитель по истории песенного жанра

В романе «Правдивые записки путешествующего барда» Александр Макаренков выступает в качестве вдумчивого исследователя жанра авторской песни. Вот что он пишет в предисловии к своей книге, которая увидела свет в издательстве «Маджента»:

«Мне кажется, об авторской песне не только в России, но и мире еще не было написано художественных произведений… Я ведь не критик, тем паче – не литературовед… Да, чтобы не упрекнули в невежестве, «Сказки барда Бидля» создала всемирно известная Джоан Роулинг… Но это из области миров параллельных с русской трактовкой песенного жанра...

…А вот о мощном литературно-музыкальном пласте, который появился, вызрел, встал на ноги в России двадцатого века, сдается мне, со времен первых упоминаний о нашем государстве ничего не попадалось… художественного.

Кто знает и любит русское слово, непременно вспомнит Александра Вертинского с его «Лиловым негром», или Павла Когана с «Бригантиной», Михаила Анчарова с «Балладой о танке Т-34», Евгения Аграновича, который «… в весеннем лесу пил березовый сок» или Булата Окуджаву на «Смоленской дороге», «Братские могилы» Владимира Высоцкого, «Лыжи у печки» Юрия Визбора… Имена знаковые. Песни – характеристика эпохи. Думаю, сей пласт не просто любопытен! Не только притягателен своим прекрасным русским языком!   Интересен огромным количеством примеров музыкальных вариаций: от дворовой песни и городского романса до блюза, рока, фолка, босановы, рок-н-ролла…

Сегодня эта песня стала составляющей частью мировой поэтическо-песенной культуры. Она занимает исключительное место на эстраде. Пройти мимо? Невозможно! Так нельзя было пройти когда-то мимо импрессионистов – прожженных романтиков, мечтателей и лириков. Пусть порой – необузданных, погруженных в свои творения, в поисках новых форм и передачи живого цвета. Так и здесь невозможно не услышать боль, любовь, честность, сострадание, залихватскую русскую удаль. Куда без них? Так и не нашли «имени» этим людям. Приклеили старорежимное, более-менее подходящее «барды». Наверное, из-за краткости и удобства произнесения. Но они нынче совсем не те, что лет сорок тому. Что говорить о шестидесятых…

…Не стоит поднимать вопрос о смерти авторской песни. Она живет и будет востребована до той поры, пока люди складывают буквы в слова, эти самые слова рифмуют и напевают. Сначала дома себе под нос. Потом эти песенки оказываются важны близким и друзьям. И постепенно, если все сделано по-честному, да еще – профессионально, круг слушателей увеличивается. Но прослойка остается тонкой. Ранимой. Доступной не всем. И не каждому она «по зубам».

Ненавязчиво и мудро Александр Макаренков предлагает читателю пуститься в увлекательнейшее путешествие «в полувековую историю людей, для которых совесть, любовь, дружба, поэзия, музыка – не просто слова».

             «Поцелованные Богом», или Все совпадения не случайны, а необходимы…

Роман читала «запойно», со студенческих лет такого азарта не испытывала! 400 с лишним проиллюстрированных Макаренковым

страниц осилила за один день, с головой погрузившись в неспешное, медитативное повествование Сашиной книги. Книги, даже структура построения которой весьма интересна: роман в романе (знакомство с текстом, первопрочтение рукописи своего товарища) плюс своего рода сентиментальный постскриптум - осмысление лирического героя (собственно, в «Правдивых записках» он «всю дорогу» один и един, просто ипостаси разные) истории любви друга и попытка написать продолжение, повествующее о его великой любви.

«Если тебя Боженька погладил по темечку, а уж тем более – поцеловал, ты не имеешь права бросаться той каплей таланта, которую он вложил в тебя».

Вот зачем и с какой целью написана эта книга! Раз уж дали тебе талант – твори, фиксируй увиденное в образах, символах и знаках, увековечь быстротекущую жизнь, вьющуюся вокруг тебя, проанализируй явления, возникающие в ней. Особенно, если это явление – уникально во всех смыслах. Явление бардовской песни поцелованных Богом людей.

Впрочем, «Правдивые записки» - это не только безумно вкусное и выпуклое чтиво, где хочется смаковать каждую строку. В руках читателя оказывается интеллектуально – физиологический дневник бесконечно творческого человека, заполненный интимно - личностными автобиографическими выкладками и иносказанием, ценными психологическими наблюдениями.

Все это – пульсация мысли, которую бережно хранят «полочки памяти». Ключики к экскурсам - «флешбэкам» в прошлое.

«Жизнь – это то, что исправлению и замене не подлежит!»

Ты в прямом смысле слова слышишь мелодию беспокойного сердца неравнодушного человека, в которую вплетается топонимика Смоленска и его история (разве может показаться неинтересной проскользнувшая в разговоре быль о происхождении названия Таборной горы, которую в незапамятные времена называли Девичьей?).

Или анекдоты и байки, бытующие в коллективном сознании смолян (почему это «рядом с педагогическим вузом психушка, возле медицинской академии – кладбище, а напротив института физкультуры – родильный дом»?)

Важны и философские рассуждения автора, который так остался в душе мальчишкой из убогого барака в центре маленького шахтерского городка, о судьбах России, ценности бардовского движения и необходимости для думающего человека авторской песни, не знающей территориальных границ? Ведь «Бардовский мир… Он, как любой организм, дышит, чувствует, плачет, смеется, пьет не всегда воду, болеет по утрам, ходит в горы, бороздит океанские просторы, пронзает небеса на всевозможных видах летательных аппаратов… Он невероятно разнообразен, многолик, интересен. Он живет вопреки и для!»

Авторская песня (несмотря на субъективность космополитизма) могла сформироваться как способ мышления и человеческого существования только в нашей стране, потому что Россия – «последняя страна романтиков на планете. И ничего с этим не поделаешь».

Путешествия лирического героя сродни переживаниям Радищева и Гоголя, что задался вопросом, куда ж несется крылатая птица-тройка Русь, и куда она нас вывезет…

Куда она подевалась, та Русь, где без боязни оставляли ключи под ковриком, друг друга, вне зависимости, идентифицировали всеобъемлющим образным словом «старик» (значит, свой по духу)? Никуда она не делась. Живет в братском бардовском сердце, в свободе творческой мысли у трескучих сибирских костров. И будет жить!   

«Все, кто сто тысяч раз объявлял о смерти авторской песни, - неправы!»

Добрую Саша написал книгу. Поистине на-род-ну-ю! Она поможет читателю «быть посветлее сердцем».

В добрый путь!


Автор: Анастасия Петракова








Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 23:04
С ее дебетовой карты исчезло около 140 000 рублей. При этом ...
вчера, 22:34
Она объединила более 450 спортсменов из разных уголков регио...
вчера, 21:51
О трагедии сообщают смоляне в соцсетях.
вчера, 21:01
Неравнодушные жители отдают свои голоса за кандидатов ПГ-202...