Токсичный "Синдром" в Смоленске

Культура
Токсичный "Синдром" в Смоленске

9 ноября в российский прокат вышел психологический триллер «Синдром» Антона Борматова с Оксаной Акиньшиной и Кириллом Кяро. Фильм вызвал неоднозначные отклики у критиков и зрителей. Однако ругать работу Борматова считаю преждевременным занятием. Картина впервые поднимает очень важную для отечественного кинематографа тему – как строить отношения с человеком, чья личность претерпевает распад?

               Про «заклепочников» и «пятую колонну»

Критическая мысль России наше кино особой любовью не жалует. Почему возникла такая деструктивная тенденция, пожалуй, объяснять не нужно. Сознание зрителей претерпело ассимиляцию западной культурой, само восприятие визуальных образов изменилось в корне. Именно поэтому каждая премьера кинопроката провоцирует вал негативных отзывов в Интернете. Тревожная ситуация! И неприятная хотя бы потому, что руководят этой травлей опытные кукловоды, с которые с издевкой и презрением относятся ко всему, что происходит в русском мире.

Сами виноваты: за пару-тройку десятилетий Голливуд под шумок вытеснил российскую кинопродукцию на задворки, пользуясь несовершенством законодательной базы. В то время как в той же Европе (например, во Франции) бережно относились к своим производителям - отводили под американские блокбастеры не более 20 процентов своего прокатного пространства.          

Долиберальничались. Теперь практически все отечественные новинки с огромным трудом завоевывают доверие зрителя, отученного ценить все русское. Всплески «неконтролируемого» негатива можно смело разделить на три типа, что, кстати, подтвердил на недавней презентации фантастического триллера «Человек ниоткуда» в Казани Ренат Давлетьяров.   

«У части публики и журналистов есть три навязчивые идеи, - убежден режиссер. - Первая – все российское кино придумано, чтобы раздербанить государственный бюджет. Вторая – с жаром обсуждают, ремейк это или нет, при этом половина не понимает значения слова. Например, мой сериал «А зори здесь тихие» вызвал огромную дискуссию, кому это и зачем нужно. А третью категорию я называю «заклепочники». Эти дотошно обсуждают, сколько заклепок было на самолете «Ил-2» - 167 или 168?»

Считать заклепки бессмысленно, потому что кино – величайшая иллюзия на свете. И не так уж скверно мы смотримся на фоне голливудских поделок (достаточно вспомнить «Побег из Собибора» (1987) с Рутгером Хауэром в… коричневой косоворотке – наверное, именно так создатели ленты представляли себе гимнастерки пленных советских бойцов).

Выплеснут желчь рецензенты, а неприятный осадок остается. Картины проваливаются в прокате (вспомните ситуацию с «Заводом» (2018) Юрия Быкова, когда не желающие верить в успех отечественного кино прокатчики повсеместно отводили философской драме заведомо невыгодные сеансы), страдают творческие люди и зрители, которых приучили к шумным и ярким пустышкам.

Ожидаемой атаке подвергся и «Синдром» Антона Борматова.

«После просмотра возникает депрессивное состояние»; «интересный замысел губят плохие диалоги и сырая режиссура»; «очередное амбициозное про богатых»; «путаница сна и яви»; «фильм вызывает тревогу, но мало что объясняет; «чем больше стараются актеры в кадре, тем сильнее становятся очевидны сюжетные дыры и слабость рассказчика»; «после него хочется проснуться, как от дурного кошмара»; «непродуманный финал – сценаристы не сумели логически закруглить свой бред»…

Поверьте, это не так.

Почему стоит потратить время и деньги на именно этот фильм, собравший внушительную кассу в первый уик-энд демонстрации в кинозалах?

                    «Демоверсия лучшей жизни»

«Синдром» рассказывает о токсичных отношениях, которые сложились в семье успешных москвичей Маши (Акиньшина) и Кирилла (Кяро). После чудовищной аварии их жизнь меняется на 180 градусов. Равнодушный, утративший чувство любви к художнице-жене Кирилл внезапно превращается в любящего и нежного супруга, готового холить и лелеять свою благоверную. Машу подобный поворот приводит в ужас: в какой-то момент активизированной ДТП «демоверсии лучшей жизни» ей кажется, что она… умерла. Или находится в коме, о чем незамедлительно делится со своим лечащим врачом – другом по совместительству. Врач частной клиники неврозов наблюдает молодую пациентку, получившую в аварии сотрясение головного мозга.

Марию, которая никак не может забеременеть, преследует повторяющийся кошмар: она выходит из торгового центра с пятилетней дочерью, ссорится с мужем и внезапно теряет ребенка на оживленном столичном проспекте.

Визуальные эффекты подчеркивают состояние воспаленного, сумеречного сознания. В поисках дочки она мечется между небоскребами в эпицентре вращающихся размытых и нечетких пейзажей мегаполиса. Психотерапевт, выслушав рассказ пациентки, приходит к однозначному выводу: кошмар отражает внутреннее состояние Маши, ее нарастающую тревогу. Потерялась не дочь, которой никогда не существовало, а она сама заблудилась в лабиринтах своего подсознания и страдает от тотального одиночества, так и не сумев наладить отношения с отцом, мужем и с собой.    

Марии снится еще один кошмар: дождливый вечер, ругань в машине, лобовое столкновение с фурой на встречной полосе, разделивший жизнь на «до» и «после». И не только снится: спутанное сознание заставляет ее вновь и вновь переживать страшную аварию, видения не оставляют ее даже в душе.

Воспоминания в душевой кабинке, как прямая цитата, схожи с операторским приемом, апробированным в начальных кадрах сериала про абьюзивные отношения «Жить жизнь» (2023) с Любовью Аксеновой. Кстати, создатели этого очень серьезного психологического проекта скрупулезно исследовали состояние героини, тонущей в нездоровом браке, который едва не привел ее к гибели. И даже пошли дальше: героиня Аксеновой, Анна Богинская, продолжает наступать на старые грабли – «посмертный» абьюз мужа не отпускает ее, кошмар «качелей» и «холодного душа» в отношениях продолжается. Нужно понять: почему это происходит?    

В обоих фильмах дорожная катастрофа становится метафорой разрушения человеческой психики из-за нелюбви. Впрочем, исследующий природу посттравматических нарушений психики «Синдром» идет по другому пути, устраивая зрителю пугающие эмоциональные качели. Если Анне Богинской («Жить жизнь») начинает казаться, что она выздоровела и наконец-то обрела долгожданное счастье, героиня «Синдрома» приходит к осознанию, что она неизлечимо больна и, возможно, смертельно опасна для окружающих.

Нелинейный, рваный монтаж, постоянные флешбэки в прошлое, уютная и вместе с тем чуждая человеку атмосфера большого города, роскошные интерьеры современных домовладений, презентации, сулящие головокружительную прибыль проекты и выставки…

Кладбища. Зритель погружается в мир, полный тайн, ребусов (сбор кубик-рубика – символ нерешенной задачи) и зловещих совпадений.

Первый успех Маши на художественном поприще и долгожданная беременность. А еще – ужас и беспокойство в глазах ее лучшей подруги и матери. В чем загвоздка? Что за тайну скрывают от Марии ее родные и близкие? Неужели она и вправду попала в параллельную реальность, из которой выхода нет? Должно же быть объяснение странного поведения Кирилла, который, по-видимому, сломал в аварии не только руку, но и свою циничную, расчетливую душу?

Мистическая недосказанность, ощущение неопределенности, растущие снежным комом несостыковки подталкивают зрителя к выводу: самое страшное – впереди.

Маша страдает отнюдь не от посттравматического синдрома. Анализ происходящего на экране подводит к мысли, что у нее шизофрения. Эмоциональная холодность, маниакальная расчеловечивающая расчетливость, заставляющая Марию жить по своим правилам и играть чужими жизнями по собственному усмотрению. Примерно так же ведет себя героиня мрачного триллера Дэвида Финчера «Исчезнувшая» (2015). Как говорил знаменитый психиатр и криминалист Чезаре Ломброзо: «Гениальность и безумие идут рука об руку»...

«Синдром» - типичный фильм – перевертыш, требующий внимательного просмотра. И единственный его недостаток – «одноразовость». Зная разгадку скоростного сбора кубик - рубика, второй смотреть картину будет неинтересно. С другой стороны, аналогичная судьба была у триллера Алехандро Аменобара «Другие» (2001). Но уж коль всемирно известный режиссер решился применить подобный прием, как и его коллега по цеху Финчер, то и Борматову незазорно!

Фото: kinopoisk.ru


Автор: Анастасия Петракова








Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 22:34
Сегодня, 15 июня, губернатор Смоленской области принял участие...
вчера, 22:10
15 июня в деревне Приселье состоялось мероприятие с участием...
вчера, 23:08
Сейчас там проходит второй этап, который включает в себя устройство...