Смолянин получил три удара топором из-за женщины

Криминал
Смолянин получил три удара топором из-за женщины

Представительницы прекрасного пола нередко становятся предметом раздора между мужчинами. Особенно если те нетрезвы и хватаются за топор. Два приятеля не поделили женщину и оказались в неожиданных для себя местах – один очнулся в больничной палате, другой проведет на зоне долгие годы…

                  Хрип в коридоре

       Смоленская область, г. Рославль.

    3 марта 2022 года.

Житье-бытье в коммуналке сладким не назовешь, особенно если соседи попались буйные. Марии Семеновне с соседями не повезло: в комнате Комаровых ссорились регулярно, а слышимость-то хорошая! 35-летний Виталик постоянно конфликтовал с собутыльниками и гонял сожительницу Сашу.

Вот и на этот раз в «нехорошей» комнате явно приключилась буза: время позднее, а разговоры идут на повышенных тонах. Вскрикнула женщина, забасил мужчина…

Комаров, конечно!

В общем коридоре раздался грохот. Мария Семеновна догадалась, что драчуны задели шкаф, в котором лежал пакет с детскими игрушками. Выглянула в коридор, так и есть: шкаф опрокинут, игрушки валяются на полу. Из комнаты Комарова выскользнула Александра. Девушка ползала на коленях, собирая игрушки.

Пенсионерка сочла своим долгом спросить у Саши, что происходит. Та махнула рукой: «Ай, все как обычно!»

«Все как обычно» на этот раз не вышло.

Через десять минут за стеной снова раздался шум, мужские и женские вопли, увенчавшиеся оглушительным грохотом.

Драка продолжалась недолго, с минуту. Потом все стихло.

Тишину оборвал стук в дверь. Мария Семеновна с неохотой открыла дверь и ахнула. На пороге в одних носках стоял Виталик. Пьяный, руки в крови.

«Баб Маш, походу я его зарубил, вызывай полицию», - прогудел сосед.

В коридоре раздались хрипы. Кто хрипел, старушка рассмотреть не смогла. Дверь в места общего пользования полностью перекрыла дверь комнатушки Комарова, мешая обзору.

Семеновна поняла: все серьезно, и кинулась вызывать «скорую».

«Извините, на такие вызовы медработники выезжают только в сопровождении сотрудников правоохранительных органов», - пояснила диспетчер.

Пожилая женщина начала названивать в участок, но достучаться в дежурную часть не получалось – линия была занята. Тогда Мария Семеновна снова набрала диспетчера станции скорой медицинской помощи. Ей дали другой «полицейский» номер. Вызов приняли.

Спустя сорок минут в квартиру в центре Рославля вошли оперативники. За ними подъехали и люди в белых халатах.

Соседка Комарова так и не увидела раненого. По всей видимости, его перетащили из коридора в комнату. У порога жилья Виталия расплылась лужа крови…  

Утром Мария Семеновна встретила на кухне Александру: «Что у вас там произошло?» Саша тяжело вздохнула: «Виталика забрали, он едва не зарубил топором своего знакомого, который вчера вечером пришел к нам в гости. Кто он такой, я не знаю. Слышала только, что мой сожитель обращался к нему по прозвищу. «Фаршем» его называл. Они поругались, потому что «Фарш» начал ко мне приставать, лапал за грудь и даже прилег на диван, на котором я безуспешно пыталась уснуть.

Врачи говорят, что «Фарш» жив, ему сделали операцию, но состояние очень тяжелое. Может и не выжить».

                             «В голове моей замкнуло…»

«Фарш» (так прозвали «на районе» Николая Федюка) выжил. Фельдшер Рославльской ЦРБ не скрывал: если бы помощь пришла к Федюку на 15 минут позже, спасать было бы уже некого. Рубленая рана головы оказалась очень серьезной.

«Помню, мы встретились с моим старым приятелем Комаровым на улице, - давал показания с больничной койки еле живой Николай. – Выпили, как водится, а потом он пригласил меня в гости. Я отказывался, но Виталий был очень настойчив. Пришли к нему домой, я даже куртку снимать не стал, она меня и спасла, капюшон на толстой подкладке. Сели за стол. Помню два кресла и два граненых стакана…

Потом – раз! Открываю глаза в больничной палате».

Об обстоятельствах произошедшего с ним инцидента Николай Федюк узнал от сотрудников полиции. Он был очень удивлен таким поворотом дел: «Мы никогда не ссорились с Виталиком! Не знаю, что на него нашло».

    Выдержка из материалов уголовного дела:

«В результате своих умышленных преступных действий Виталий Комаров причинил потерпевшему телесные повреждения в виде открытого оскольчатого перелома левых лобной и височной костей с раной волосистой части головы слева, ушибом головного мозга средней степени тяжести, травматическим субарахноидальным кровоизлиянием слева, переломов наружной и внутренней стенок левой орбиты (тяжкий вред здоровья по признаку опасности для жизни); кровоподтеков верхнего и нижнего век левого глаза, а также открытого перелома верхней трети левой локтевой кости с раной левого предплечья (вред здоровью средней тяжести).

Травмы образовались от трех ударных воздействий острым рубящим предметом, возможно, топором».

Удивительная вещь: Комаров не только набросился на товарища с топором, но и обокрал его. Забрал ключи от квартиры и присвоил новенькие кроссовки «Адидас».

Виталия Комарова допросили.

«3 марта я встретил на улице своего знакомого, - рассказал следователю «человекоруб». – Два года назад мы с Колькой отбывали наказание в местах лишения свободы, там и подружились. Пригласил его к себе, скучно было. Выпивали. Федюк начал поглядывать на мою сожительницу и не скрывал, что не прочь предаться с ней любовным утехам. Хватал ее за разные места, говорил непристойности. Я вспылил. Что-то перемкнуло у нас в головах, завязалась драка. Николай повалил меня на пол и три или четыре раза ударил кулаком по голове. Я пришел в себя, успокоился. Сели снова выпивать, и Колька опять полез к Сашке, начал бегать за ней по комнате. Александра не выдержала и ушла на улицу. Сделал Федюку замечание, но тот на мои слова не отреагировал.

Вспомнил, что в углу стоит топор, которым Саша рубила на днях свиную голову на холодец. Схватил топор и пару раз рубанул им по Федюку. Бил, куда попало, не целясь.

Когда Николай упал, перешагнул через него и направился к соседке, чтобы та вызвала «скорую». Сам я этого сделать не мог – на балансе телефона было пусто».

           «Какой он мне товарищ? Я настаиваю на строгом наказании!»

Свои действия Комаров расценил, как самооборону: «Угроз потерпевшему я не высказывал, это он пошел на меня с криком: «Тебе конец!» Если бы я в тот момент был трезвым, никогда бы не взялся на топор. Николай мой друг».

Суд отверг доводы защиты о необходимости переквалификации предъявленного обвинения на ч.2 ст. 111 УК РФ (подсудимый не желал смерти Федюка), как необоснованные. Комаров понимал, что наносит человеку удары предметом, обладающим особыми разрушительными свойствами, по голове. А значит, характер ударов топором был целенаправленным.

Николай выжил чудом.  

Кстати, к «другу» Виталий в больницу не приходил. Это обстоятельство дорого обошлось Комарову.

«Мне кажется, если человек берет в руки топор, он явно не хочет им погладить по голове, - сказал в зале суда Николай Федюк. – У меня после этой драки начался очень тяжелый период в жизни. Постоянные головокружения, да и операция на руке прошла неудачно. Кость три месяца не срасталась – перелом от топора пришелся на излом, пришлось вставлять пластину и две спицы. Теперь у меня проблемы с рукой, ничего поднять не могу тяжелей пяти кило.

Я настаиваю на строгом наказании. Какой он мне товарищ? В больнице не навещал, даже извиняться не думал. А пришел бы ко мне, может, все сложилось иначе. Теперь я даже работать не могу: врачи дали прогноз на длительный реабилитационный период».   

Мать Федюка показала, что Николай помогал ей в семейном бизнесе, но в силу сложившихся обстоятельств не может этого делать:

«В тот день я пригласила Колю на день рождения его младшего брата. Сын за столом вел себя прилично, от выпивки отказался. Присутствовал в гостях недолго, собрался и ушел, а куда – не сказал.

На следующий день мне позвонили из Смоленской областной больницы и сообщили, что сына оперируют: «Опасности для жизни уже нет, но потребуется долгое лечение и дорогостоящее восстановление».

Из приговора суда:

«Подсудимый Виталий Комаров совершил особо тяжкое преступление. По месту жительства характеризуется отрицательно, на учете у врача-психиатра и нарколога не состоит. Не работает, привлекался к административной ответственности за распитие спиртного в общественных местах».

Несмотря на отсутствие психических расстройств, Комарову пришлось пройти комплексную психолого – психиатрическую экспертизу.

Эксперты выявили у Виталия наличие эгоцентричности и демонстративности в поведении, лабильность эмоциональных реакций, раздражительность, чувствительность к замечаниям в свой адрес, склонность к импульсивным поступкам и ослабление волевого контроля.

Ну и, конечно же, невысокий интеллект.

К смягчающим наказание обстоятельствам суд отнес противоправность и аморальность поведения потерпевшего: Федюк приставал к Александре и отказался покинуть квартиру, в которой жил Комаров.

К отягчающим – опьянение фигуранта уголовного дела.

- 6 февраля 2023 года Рославльский городской суд Смоленской области признал Виталия Комарова виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 ч.1 ст. 105 УК РФ (покушение на убийство, которое не было доведено до конца по независящим от подсудимого обстоятельствам), - комментирует ситуацию старший прокурор отдела прокуратуры Смоленской области Владислав Шермаков. – Комарову назначено наказание в виде шести лет и шести месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Также суд частично удовлетворил гражданский иск потерпевшего, постановив взыскать с Комарова в счет возмещения причиненного морального вреда 300 тыс. рублей.

Апелляционным определением от 17 мая 2023 года приговор оставлен без изменения.

Основано на реальных событиях. Имена и фамилии фигурантов уголовного дела по этическим соображениям изменены.

Фото: ru.freepik.com


Автор: Анастасия Петракова







Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 23:03
Одни хотели разбогатеть с помощью инвестиций, другие давали ...
вчера, 21:51
Жители райцентров отмечают мужество и отвагу сотрудников МЧС...
вчера, 21:08
вчера, 20:35
В свидетельстве о браке днем рождения семьи у них будет знач...
Новости партнеров