"Геенна огненная". Громкое дело. Смоленский архив

Криминал
"Геенна огненная". Громкое дело. Смоленский архив

…Стоит в деревне Красная горка добротный кирпичный дом. Обычный коттедж, каких много. Только помнят местные жители, что вырос он на пепелище…
И не могут забыть чудовищную трагедию, произошедшую здесь в ночь на 26 сентября 1999 года.

Именно в то осеннее утро в пожарную часть поселка Красный в Смоленской области поступило сообщение о том, что в деревне Красная горка горит дом. Но весь ужас постигшего семью несчастья заключался в другом. Возле полностью выгоревшей деревянной хибары (только одна стена была обложена кирпичом) лежало тело изрубленной топором 11-летней Насти Ливенковой. Девочку, рискуя собственной жизнью, вынес из огня племянник.

Огонь потушили. Группа спасателей зашла в черные от копоти руины. То, что они увидели в сгоревшем доме, потрясло сильных духом мужчин до глубины души.

Внутри лежали обугленные останки шестилетней Наташи, тринадцатилетнего Вити и их матери.

В деревню немедленно отправились сотрудники районной прокуратуры и милиции, а также руководство правоохранителей Смоленской области.

Эксперты установят: всех членов семьи Ливенковых, находившихся в ту ночь в доме, тоже зарубили топором.

Пожар произошел в результате поджога.

                          Роковая страсть     

Сыщики взялись за дело.

Выяснили, что злоумышленники проникли в дом, открыв дверь гаража ключом. Связку ключей найдут в сгоревшем доме. В гараже был подвал – через него убийцы попали в жилище Ливенковых.

Экспертизы следовали одна за другой. Человек, убивший мать и детей, действовал хладнокровно и явно обладал анатомическими познаниями и физической силой. Бил прицельно в жизненно – важные органы: голову и шею, переламывал кости. Матери нанесли четыре удара, одной из ее дочерей (видимо, проснулась и пыталась увернуться от топора) досталось пять. Витю и Настю зарубили с одного удара.

Начались бесконечные допросы возможных свидетелей – соседей, родственников и близких погибших. Задержали главных подозреваемых - Андрея Ливенкова, который потерял семью, и племянника Светланы.

Хранивший нордическое спокойствие Ливенков - старший в ту ночь находился в Смоленске – пил в баре до утра. Затем вернулся в съемную квартиру и приехал в Красную горку к часу дня, где его ждало страшное известие.

100-процентное алиби! Однако следователей насторожило поведение мужа Светланы. Почему он выглядел таким «замороженным» и бесчувственным? Сожаление о потере семьи не выказал. Мельком взглянул на останки семьи, утопавшие в цветах (попрощаться с детьми пришла вся школа, в которой учились старшие), на кладбище не проронил ни слезинки. После похорон Андрея видели на пожарище – мужчина разгребал мусор, выносил на свалку оплавленные конструкции кроватей.

Да и алиби, надо сказать, было слишком нарочитым. Андрей никогда не засиживался в барах надолго, а тут вдруг решил кутить напропалую! Вполне возможно, что Ливенков, который зарабатывал приличные деньги, мог кого-нибудь нанять, чтобы избавиться от семьи, которой не дорожил?

Вопросов было больше, чем ответов.

Взялись и за племянника Светы.

Дом загорелся в пять утра. За полчаса до трагедии шестнадцатилетний парень, приехавший из Смоленска к тетке, возвращался с дискотеки:

«Мы договорились с тетей, что она не будет закрывать входную дверь на ночь, но дверь почему-то оказалась заперта. Прислушался: в доме раздаются голоса. Не понял только, женские или детские.

Постучал еще раз. Детский голос за дверью ответил: «Мамы дома нет, открывать не будем». Удивился, что меня не пускают переночевать, и прикорнул на крыльце.

Разбудил звон разлетевшихся стекол на втором этаже. Огненный язык пламени вырвался наружу. Я разбил окно, быстро сориентировался в задымленном помещении, схватил Настю в охапку, закутал одеялом – она первая попалась мне, - и выскочил наружу.

Только на улице понял, что девочка мертва…».  

Неужели злодеяние совершил этот молодой человек с обгоревшими руками, который не берег себя на пожаре? К тому же кровь на одежде, а подросток весь был в крови, принадлежала Настеньке, тело которой он вынес из огня.

Экспертиза подсказала: дети не могли говорить с пареньком – в тот момент они были уже мертвы. С другой стороны, мотива убивать у мальчишки не было. С теткой не конфликтовал, охотно помогал семье по хозяйству.

Участковый не скрывал: Светлана приторговывала спиртным. Пьющий контингент в период алкогольного делириума способен на все. Но и эта ниточка завела сыщиков в тупик.

Нужна зацепка! Семья жила небогато, ценностей в доме не было. Разве что коллекция старинных монет, которые собирал Андрей. На пепелище найдут оплавленные куски металла – все, что осталось от коллекции.

Кому была выгодна смерть многодетной матери и ее малышей?

Ответ на этот вопрос потряс опытных следователей.

Под подозрение сотрудников правоохранительных органов попали соседи Светланы – студентка медицинского колледжа Ольга Емельяненко и ее мать, жившие напротив.

Именно Ольга окажется причастной к массовому убийству.

Семью Ливенковых сгубила роковая страсть.

                         Соперница    

Жители Красной горки не скрывали: «Мы давно догадывались, что у Ольги, которая часто наведывалась к матери в деревню, с Андреем роман. В сельской глуши сложно скрыть любовную интрижку, а по этой паре было видно: они неровно дышат друг к другу. Конечно, возмущались! Женщина подарила Андрею троих детей, а он у нее за спиной крутит шуры-муры!

Но в деревне влюбленные не встречались. Ливенков только зимой жил в деревне. Не смог устроиться на таможню, поэтому каждое лето уезжал на вахту в райцентр – строил коттеджи. Про него так и говорили всегда: «мастер – золотые руки». Сельчане даже сделали предположение, что муж Светланы, скорей всего, жил у Емельяненко, которая снимала жилье неподалеку от колледжа.

Погибшая Ливенкова знала: за каждым ее действием из соседского окна пристально следят недобрые глаза. И в глазах этих полыхает огнем слепая ярость.

Кризис наступил в 1999 году.

Света со стороны казалась вполне счастливой: очаровательные детки, напоминавшие ангелочков с рождественской открытки; дом – полная чаша. Но ее душа кричала от боли. Светлана знала об отношениях мужа и разлучницы Ольги – смазливой восемнадцатилетней девчонки, которая увела Андрея из семьи. Но не до конца. Мужчина не стремился подавать на развод, поскольку очень любил своих детей.

До Ольги дошло: нужно использовать женскую «тяжелую артиллерию». Проще говоря, забеременеть. Молва о том, что Андреева зазноба якобы понесла, быстро разлетелась по деревне. Светлана услышала унизительную весть последней.

Пришла домой, вынула из шкафа бельевую веревку…

«Мама, ты купила нам что-нибудь вкусненькое к ужину?» - в комнату вбежала Настенька.

Света посмотрела в сияющие дочкины глаза и отшвырнула веревку в сторону. Нет, она не пойдет на поводу «доброжелателей», шушукающихся по углам: «Я выше пересудов! Буду жить ради детей».

Емельяненко решила иначе.

                    Ограбление. За полгода до пожара

В августе 1999 года дом Ливенковых ограбили. Злоумышленник подобрал ключи и, воспользовавшись отсутствием домочадцев, забрался в жилье. Однако предпочтения воришки оказались странными. Из дома пропала не только небольшая сумма денег, но и… бижутерия, дешевые духи и документы. Паспорт, удостоверение многодетной матери, сберкнижка и… семейный фотоальбом.

Будто кто-то захотел насолить Светлане. «Фотокарточки – это серьезно, - нахмурилась знакомая. – Жди беды. Как бы порчу на детей не навели…».

До беды оставался всего один шаг.

24 сентября Света и Ольга столкнулись на улице. «Не ты ли ко мне в дом летом забралась? - взвилась Светлана. – Я долго думала, кто мог ключи от входной двери так ловко подобрать!»

Ольга взвилась, как спичка: «Это ты нам жить не даешь, встала между мной и Андреем, и детьми загородилась! Ты обо мне еще вспомнишь».

На допросе у следователя арестованная мать Ольги – педагог с высшим образованием - восстановит события, которые предшествовали трагедии:

«Оля пришла домой очень расстроенная. В гости к подружкам не пошла. У нас банный день был, так она отказалась мыться. Сослалась на головную боль и общее недомогание.

Спать легла раньше всех. Забралась на печку, и – молчок».

Емельяненко – старшая открыла следствию еще один важный факт: «Под утро я проснулась от шума на веранде. Потом услышала, что кто-то крадется по двору…

Заглянула на печь – Оли нет!

А через несколько минут занялся дом Ливенковых».

Стало ясно: женщина никакого отношения к преступлению не имеет.

Ольги в тот день не будет не только в родительском доме, но и в самой деревне. В 6:05 девушка сядет на утреннюю электричку и умчится в Смоленск.

Сыщики поняли: ей есть, что скрывать!

                         Бойня

Емельяненко взяли с занятий в колледже.

Ольга вела себя очень спокойно. Отвечала на вопросы следователей. Сходу заявила, что никакого отношения к убийству не имеет. Но, как только заговорили о подробностях трагедии, начала рыдать. Правоохранители до конца не могли поверить, что эта невысокая девушка совершила зверское преступление.

Детоубийцу выдаст запах гари.

Пройдет три дня, и хозяйка квартиры, которую она сдавала девушке, придет за оплатой жилья и почувствует характерный запах горелого.

Ольга отмахнется: «Ой, это я случайно кухонное полотенце подпалила!»

При обыске в съемной квартире обожженное полотенце не найдут. Зато обнаружат в мусорном ведре другое. Страшное. Фрагменты сожженных документов и клочки фотографий. На снимках – детские лица…

Последним и решающим аргументом, доказывающим вину влюбленной душегубки, станет клок волос, намертво зажатый в кулачке Настеньки. Среди волос, принадлежавших девочке, нашлась всего одна «посторонняя» волосинка – Ольгина. Но и ее было достаточно для предъявления обвинения в массовом убийстве. Спасибо племяннику, который вытащил тело девочки на улицу! Благодаря бесстрашному парню эта бесценная улика не сгорела в адском пламени.

Оля осознала: отпираться бесполезно. Девушка дала подробные показания, где спрятала окровавленную одежду и топора потом сделала шокирующее признание: «Я всех зарубила, мать не при делах».

Сыщики восстановили всю цепочку событий.

Накануне трагедии в Красной горке Емельяненко поссорилась с Андреем. Она снова начала настаивать на разводе, но мужчина в категорической форме сказал, что детей не бросит. Именно в этот момент у девушки возник план – вырубить семью Ливенковых.

Ранним утром 26 сентября 1999 года Ольга проснулась. Взяла заранее приготовленный топор и через подвал, открыв дверь специально подобранным для этой цели ключом (подошел ключ от склада, где работал отец Емельяненко), пробралась в дом Ливенковых. Зарубила спящих мать и детей. Сначала – Светлану, потом девочек. Последней жертвой соперницы многодетной матери стал Витя. Целилась в шею, хладнокровно и безжалостно. Пригодились знания, полученные в медицинском колледже…

…И едва не попалась. В дверь раздался стук – это пришел племянник Светы с дискотеки. Ольга ответила ему писклявым голосом: «Уходи!» и заметалась по дому. Нашла канистру с бензином, отвернула вентиль на газовом баллоне, разлила горючее по полу и подожгла. Выбралась обратно тем же путем – через подвал.

Замыла в бочке с водой топор, спрятала в сарае и вернулась домой. Переоделась и побежала на станцию.

Вскоре студентка – убийца, на которую, как она сама призналась, «что – то нашло», снова откажется от своих показаний. Но это уже не будет иметь значения.

Следственный эксперимент докажет: Емельяненко прекрасно ориентировалась в жилище Ливенковых – в детстве она часто бывала у них в гостях. Показала расположение кроватей в комнате и лично выдала орудие убийства.

Сотрудники правоохранительных органов устроили любовникам встречу в тюрьме. Андрей проронил единственную фразу: «Зачем ты это сделала?»

А потом последовали объятия и поцелуи. Вот какой была реакция мужчины на утрату семьи!

Криминалисты поняли: Ольга лила горючие слезы вовсе не оттого, что загубила столько душ. Она переживала из-за неизбежной разлуки с любимым! Было очевидно, что девушка надеется воссоединиться с Ливенковым, если выйдет на свободу. Чем черт не шутит?

По результатам комплексной судебно психолого-психиатрической экспертизы, проведенной в центре имени Сербского в Москве, Емельяненко направили на принудительное лечение. Суд определил освободить девушку от уголовной ответственности и поместить в стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Возмущению жителей Красной горки не было предела: «Ее же не будут держать в психушке пожизненно! Пройдет десять, быть может, двадцать лет, и Ольга может выйти на свободу…».    

Как поступил Андрей? Обзавелся ребенком от какой-то женщины и построил для него дом на горьком погосте.

Основано на реальных событиях. Имена и фамилии фигурантов уголовного дела по этическим соображениям изменены.

P.S. На гибели семьи Ливенковых череда смертей в Красной горке не закончилась. Мать Светы не смогла пережить этой трагедии…

О том, что на свете жили когда-то Светлана, Витя, Наташа и Настенька, напоминает обелиск на кладбище. Надгробие с их именами сразу бросается в глаза. На камне выгравировано: «Нельзя вернуть, невозможно забыть, не высказать словами всю боль утраты».

Фото: ru.freepik.com


Автор: Анастасия Петракова








Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 23:04
С ее дебетовой карты исчезло около 140 000 рублей. При этом ...
вчера, 22:34
Она объединила более 450 спортсменов из разных уголков регио...
вчера, 21:51
О трагедии сообщают смоляне в соцсетях.
вчера, 21:01
Неравнодушные жители отдают свои голоса за кандидатов ПГ-202...