"Корова". Громкие дела военных лет. Смоленский архив.

Общество
"Корова". Громкие дела военных лет. Смоленский архив.

В трудные военные годы, когда советские люди жили под лозунгом «Все для фронта, все для победы!», корова зачастую была единственной кормилицей в крестьянской семье, которая не давала людям погибнуть от голода. Оно и понятно: колхозникам, в отличие от рабочих, не выдавали продуктовых пайков. А по трудодням даже до войны приходилось совсем мало зерна. Потерять корову – верная, мучительная смерть.

Кушать-то было нечего. Жители деревень выкручивались, как могли. Пекли «травяные» блины из крапивы и лебеды. Если у кого и были излишки, чудом спасенные от фашистов, то чаще всего и их приходилось отдавать партизанам. Хотя партизаны понимали, что всю домашнюю живность у своих забирать нельзя. Поэтому всегда оставляли бабам коров. Ведь дети малые только благодаря молоку и выживали…

«…нежная, умная, общительная корова, ласкающая наши руки и лица своим шершавым языком, более похожа на сестру человека, чем какое-либо другое существо, не принадлежащее к человеческому роду – величественное, красивое, волоокое создание…».

      Уильям Генри Хадсон.

…Но и в деревнях находились изверги, которые думали только о себе и не гнушались замахнуться на святое. А святым как раз буренка в хозяйстве и была. 

27 - 28 марта 1945 года Велижский районный суд вынес суровый приговор группе лиц, воровавших у сельчан последнюю надежду на выживание.

Выдержка из материалов уголовного дела:

«Суд установил: обвиняемые Константин Павликов, 1914 г.р., и Владимир Дмитраков, 1929 г.р., состоя в преступной группе меж собой, а также с Лагутенковым, занялись систематической кражей скота у колхозников».

Дело было так.

В 1941 году выходец из крестьян, уроженец Усвятского района Великолужской области Константин Павликов, ушел на фронт. Воевал до конца 1943-го. Получил тяжелое ранение, был комиссован по инвалидности и вернулся в родную деревню.

Работать в колхозе по состоянию здоровья уже не мог, потому и устроился военруком в местную школу, обучал детишек военному делу. Да только какие доходы в лихую годину у учителя? Сосущий нутро голод толкнул Павликова на циничное преступление.

…Жила в деревеньки Горки, что в Велижском районе, некая Василиса Дмитракова. Константин Павликов знал эту женщину, вдову и многодетную мать. Они земляками были, из Усвятов.

Баба как баба. Малограмотная колхозница, на шее четверо ребятишек мал мала меньше, младшенькому и трех лет не исполнилось. А еще и 80-летняя старушка - мать на шее. Тянула со скрипом последние деньки в деревне Антоново, хоть и беспомощная и полуслепая, однако дочку стеснять не желала. Вот и приходилось Василисе после изматывающего трудового дня к ней в соседнюю деревню бежать, молоком отпаивать да по хозяйству помогать.   

Впрочем, Василиса Федоровна жила – не тужила, благо в хозяйстве корова  была. Да и старший сын Володя подрос, шестнадцать ему стукнуло. Глава семьи! Как-то раз задумал Павликов проведать землячку, заглянул в гости на огонек. Там и познакомился с Володькой.

Приглянулся ему Дмитраков. Ловкий, сметливый, находчивый. Зимней порой Павликову пришла в голову лихая мысль: а не предложить ли мальцу войти в долю? Заодно и семейство выручит.

Военрук вывел паренька во двор. Осмотрелся по сторонам, да и поделился секретом: «Володя, хочешь братишке и сестренкам помочь?»         

Тот моментально отреагировал: «А что нужно сделать?»

«Помнишь, в июне прошлого года в Бобках телка со двора свели?» - «Слыхал».«Так это мы с Лагутенковым дельце провернули, прирезали бычка».

Дмитраков удивленно уставился на дядю Костю и присвистнул: «Да ну?!»

«А ты думал, откуда у твоей мамки солонинка взялась в подполе? В колхозе выдали? Держи карман шире!»

Парень призадумался.

«Я тебе больше скажу: это не единственный телок, которого мы выкрали. Через пару недель наведались в деревню Яхны, поживились и там. Свели телуху со двора.

Прирезали и у мамки твоей припрятали мясо. Она уже давно в деле, дурень!

Мне помощник нужен, в одиночку сложно коров воровать. Я инвалид, сам понимаешь». – «А как же Лагутенков?» - «Да пропал куда-то. Несколько месяцев связаться с ним не могу…».  

Что было делать Дмитракову, коль даже его родная мать темными делишками ворочает?  

Пошел к дяде Косте в напарники.

Свою первую кражу Дмитраков совершил с Павликовым в ночь на 23 февраля 1945 года. Воры забрались в сарай жителя деревни Кожеки и украли трех кур.

Куры – какой от них прок? Мелочь. Прислушались: где-то корова мычит. Пошли на мычание, которое их привело к добротному хлеву. В хлеву – корова и мокрогубый доверчивый бычок…

Привели бычка к Василисе, зарезали и спрятали мясо в подпол.

На следующую ночь снова вышли на грязный промысел. Свели коровку у гражданки Комлевой. Неожиданно Павликов почувствовал себя плохо, а убить животное Володька не смог. Василиса Федоровна ухватила наточенный нож и недрогнувшей рукой полоснула бедолагу по шее…

Мясо сложили в четыре мешка и вынесли на полянку близ дома. Закопали в снег.

Лиха беда начало! Пока Павликов недужил, Вовка Дмитраков нос к носу столкнулся на рынке со скоропостижно исчезнувшим Лагутенковым. Мужику долго объяснять ситуацию не пришлось: «У Фирсова овцы. Собак не держит. В два счета овцу из овина выкрадем!»    

Однако и у стен уши имеются. Комлевой намекнули, кто семью кормилицы лишил. Соседка призналась: «Видела, как двое корову  твою огородами вели. Тот, что постарше, на школьного военрука похож. С ним паренек верткий был, по всем приметам, сын Васьки Дмитраковой!»

«Что ж ты не помешала им?» - всплеснула руками Комлева.  «А как я помешаю? В доме мужика нет, прибили б наверняка!» - посочувствовала соседка.

Комлева побежала в участок. Так мол и так, «знаю, кто коров крадет!»

В хате Василисы Дмитраковой провели обыск. Нашли мясо в подполе.

Понурившаяся многодетная мать отвела оперативников на полянку, показала, где сын зарыл мешки со свежей  убоиной.

Военрука Павликова и Вовку Дмитракова взяли под стражу.

Ушлый Лагутенков испарился. Его так и не нашли. По крайней мере, упоминания в сохранившихся архивных документах суда 1945 года о нем нет.  

Из приговора:

«В.Ф. Дмитракова обвиняется в том, что, зная о преступных связях своего сына, имея представление о том, что он занимается кражей скота, не предотвратила этого, а, наоборот, стала принимать активное участие в сокрытии похищенного. Сама зарезала телку, украденную у гражданки Комлевой. Дмитракова совершила преступление, предусмотренное ст. ст.16 и 17 – 166 ч.2 УК РСФСР».

 Константин Павликов и Владимир Дмитраков совершили кражу крупного рогатого скота, причем сделали это неоднократно, в преступном сговоре. Что означало в те годы лишение свободы на срок до 8 лет с поражением в избирательных правах сроком на пять лет.

Именно такое наказание по приговору суда ожидало военрука – инвалида.

Володю Дмитракова осудили на шесть лет.

Их пособницу, Василису Федоровну, учитывая наличие у нее малолетних детей, приговорили к трем годам лишения свободы без поражения в правах.

А деток ее отправили в детский дом…  

Также суд постановил взыскать с осужденного Константина Павликова в пользу гражданок  Филаретовой и Комлевой стоимость украденных телков в размере 6 тыс. 500 рублей солидарно с Владимиром Дмитраковым. 

Основано на реальных событиях. Имена и фамилии действующих лиц по этическим соображениям изменены.

Фото: ru.freepik.com


Автор: Анастасия Петракова







Загрузка комментариев...
Читайте также
сегодня, 21:08
сегодня, 20:30
Директор МБОУ «СШ № 33» в Смоленске, член Совета руководител...
сегодня, 19:44
По словам ректора Смоленского государственного университета ...
сегодня, 19:19
В Главном управлении Смоленской области по культурному насле...
Новости партнеров