Как наши американцам свинью подложили

Общество
Как наши американцам свинью подложили

Вот что рассказал «РП» наш читатель  с пятидесятилетним стажем Владимир Аркадьевич Дружинин.

Мой отец - Аркадий Васильевич Дружинин служил в отдельной штурмовой роте, освобождал Варшаву, при штурме Одера его наградили орденом Славы, он участвовал и в штурме рейхстага.

В победном 1945-м военная часть, в которой служил отец, размещалась по соседству с американцами. Граница - шлагбаум, и все. Перейти в американскую оккупационную зону не составляло труда.

Рота отца была расквартирована в хозяйстве местного бауэра, тот жил отдельно в доме, муж его дочери погиб под Москвой. Хозяйство было большое, на ферме - коровы, молоко он сдавал, но часть оставлял для солдат. Об этом с ним договорился командир роты.

А неподалеку, в американской зоне была свиноферма. И нашим солдатам так захотелось свинины, на молоко уже смотреть не могли… Отец был сержантом, предложил командиру отделения, мол, давай сходим к американцам - одолжим у них свинью. С этой оформившейся инициативой отправились к командиру роты, доложили, что хотим сделать, а он на все это так: «Мясо - дело хорошее, да и сальца отведать не помешало бы, но в случае чего, я ничего не знаю, попадетесь - пойдете все под трибунал. Поэтому решайте сами».

Солдаты посидели-подумали и решили все-таки рискнуть. Мол, войну прошли, так что теперь-то бояться? Собрались ночью, приготовили шест для поросенка, оружие с собой на всякий случай прихватили, на ферму пришли и провернули целую военную операцию по захвату свиньи. К дверям свинарника поставили часового. Ферму открыли, заглянули внутрь. Выбрали поросенка покрупнее, чтобы на всех хватило, и сразу закололи, чтобы животинка не мучилась - поросенок даже не взвизгнул при этом. Вытащили его наружу, за ноги связали, в шест просунули, на плечо и к себе потащили. Немец услышал шум, попытался выйти из дома, да где там! Кто-то из наших сильно так стукнул по входной двери, мол, сиди и не высовывайся, а то худо будет, что тот, видимо, хорошенько струхнул, шум поднимать передумал. Добычу притащили к себе, сдали на кухню. А на американской стороне через некоторое время, слышим, переполох начался: крики, ругань. Хозяин американцам заявил, что это они у него свинью украли.

Прокати нас, Петруша, на тракторе…

У Бауэра был трактор, который рабочих доставлял на поле. И мой отец как-то раз разговорился с немецким трактористом, поскольку технику любил. Тот ему и показал, на какие рычаги нажимать, чтобы сдвинуть эту махину с места. Прошел день, другой, и отец на тракторе вполне уверенно начал по двору ездить, освоил это дело.

А когда немецкий тракторист заболел, то хозяин обратился с просьбой к командиру роты, мол, пусть твой сержант рабочих в поле отвезет, а то больше некому.

В итоге набился полный прицеп немцев и немок, отец завел трактор, а поскольку в прицепе были и девушки, то он решил им высший тракторный пилотаж продемонстрировать. Врубил передачу и уверенно попер вперед. Но немного не рассчитал, поскольку на дороге была яма, прицеп накренился, а потом вместе с людьми и перевернулся. Кто-то отделался легким испугом, а некоторые ехавшие травмы получили. Бауэру тут же доложили об аварии. И тогда он немецкому трактористу сказал, чтобы тот к трактору этого русского больше на выстрел не подпускал.

Везли что могли…

Уже ни для кого не секрет, что в 1945-м, когда наши фронтовики возвращались из Германии, то вывозили все что могли, и никто им в этом препятствий не чинил… Бывало так: в одном вагоне - солдаты, а в другом - перемещается их добро. Кто-то обычные швейные иголки привозил, которые в то время были страшным дефицитом, а кто-то становился счастливым обладателем мотоцикла или даже машины. Впрочем, не гнушались и целыми тюками на разоренную войной родину даже обычное нижнее белье привозить. За разгрузку-погрузку этого добра, как правило, расплачивались спиртом.

Ноу-хау юных смоленских экспроприаторов

А один мой знакомый, который в военные годы был мальчишкой, жил в районе Красного Бора, рассказывал, что когда в 1945-м из Германии шли целые эшелоны, то тюки с вещами иногда привязывали даже на крыши вагонов - внутри все попросту не помещалось. А время было голодное, поэтому смоленские мальчишки решили заняться экспроприацией.

На двух деревьях, стоявших неподалеку от железнодорожной насыпи, натягивали толстую веревку, и когда такой поезд с добром проезжал, то часть военных трофеев с крыш вагонов, благодаря веревке, падала вниз и становилась их добычей.

Но в 1947-м, когда демобилизовывался мой отец, такой лафы уже не было, и он домой приехал с одним скромным чемоданчиком.

Записала Татьяна МАРЧЕНКОВА.

Фото предоставлены героем публикации.









Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 22:34
Сегодня, 15 июня, губернатор Смоленской области принял участие...
вчера, 22:10
15 июня в деревне Приселье состоялось мероприятие с участием...
57 минут назад
Сейчас там проходит второй этап, который включает в себя устройство...