В гостях у смоленских медвежат-сирот

Общество
В гостях у смоленских медвежат-сирот

Журналист «Рабочего пути» побывала в Центре спасения косолапых малышей, потерявших мам, расположенном в Тверской области. Благодаря его хозяевам три смоленских медвежонка смогли выжить. И не в клетке или на поводке!

Сирена, Соня, Сёма и… Подельник

С марта этого года здесь воспитываются Сирена, Соня и Сёма. Их маму спугнули звуки лесозаготовительной техники, и она оставила тройняшек. Имена им дали по заглавной букве области, из которой они приехали, Смоленской.

В основном здесь используют именно такой подход, но есть и исключения. Лет 10 назад хозяева Центра забирали медвежонка… из кабинета прокурора Смоленской области: полицейские задержали его в качестве вещественного доказательства преступления, совершенного браконьерами. Тот косолапый получил шуточную кличку Подельник.

 

Медвежий угол

Деревня Бубоницы - укромное место со всего пятью жилыми домами. Здесь полная изоляция - ни централизованного газа, ни магазина, ни аптеки, а до ближайшего города час езды.

По пути сюда мы знали, что медведей не увидим. Екатерина Пажетнова заранее сказала: гостей к ним не пустят. И это тот случай, когда, несмотря на журналистское любопытство, по приезде не возникло желания переспрашивать. Дело в том, что речь идет о безопасности - не нашей, а медвежат. Они должны покинуть Центр максимально дикими.

 

Семейное дело

Центр по спасению медвежат-сирот создал всемирно известный натуралист, доктор биологических наук, зоолог Валентин Пажетнов. Медведи были его научной темой, а к многолетним наблюдениям за их поведением его подтолкнул профессор МГУ Леонид Крушинский.

Когда Пажетнова не стало, дело «медвежьего папы» продолжила его семья. Сын Сергей, так же как и отец, работавший в Центрально-Лесном госзаповеднике, с супругой Екатериной и внук Василий, окончивший Тимирязевку. Жива вдова Валентина Сергеевича и его самый верный соратник по медвежьей теме Светлана Ивановна.

- Папа создал центр в 70-х годах, - рассказал нам Сергей Валентинович. - Уже работая директором Центрально-Лесного государственного заповедника, он познакомился с заведующим кафедрой высшей нервной деятельности МГУ профессором Леонидом Крушинским, который посоветовал ему изучать поведение бурого медведя на примере медвежат-сирот. Папа провел в лесу 2,5 года вместе с тремя медвежатами, попавшими к нему в раннем возрасте. Он выкармливал их, потом они жили своей медвежьей жизнью, а отец находился рядом и наблюдал, как они самостоятельно осваивают медвежьи навыки в природе, копят жир к зиме и строят себе берлоги. Результаты наблюдений показали: все формы поведения, обеспечивающие выживание медвежат в природе, формируются на основе врожденных, инстинктивных компонентов, без подражания или научения матерью и существенно не отличаются от поведения медвежат сходного возраста в природе.

Благодаря полученным в ходе эксперимента данным и стало возможно спасать, выхаживать и подготавливать медвежат-сирот для их последующего возвращения в естественную среду обитания. Так и появился наш Центр. Мы продолжаем спасать таких животных, наблюдаем за «выпускниками» в дикой природе - для этого в лесах расставлена сеть фотоловушек, используются радиоошейники. Все наши медведи метятся ярко-желтыми бирками с уникальным номером и указанием номера телефона. В год в Центре бывает до 15 медвежат. С 1995-го по 2024-й мы выпустили в природу таких 306.

К слову, подобные Центры есть во Владивостоке, Хабаровском крае и на Алтае, где специалисты выхаживают медвежат по методике Пажетновых, в Красноярске.

 

В ТЕМУ

Около 20 лет работу Центра обеспечивал Международный фонд защиты животных. Но в 2018 году он остановил эту работу. «К сожалению, жизнь стала менее стабильной», - говорит Екатерина. Тогда Центр зарегистрировался как автономная некоммерческая организация по сохранению животного мира, и все финансовые заботы легли на семью Пажетновых. Потому для его деятельности остаются актуальными частные пожертвования. На сайте есть страничка «Помочь», где указаны всевозможные способы перевода средств.

 

«В природе всё разумно»

Теперь медвежат сюда везут не охотники, как раньше (с 2012 года удалось добиться запрета охоты на медведя в берлоге), а природоохранные власти. Им малышей передают в основном лесозаготовщики. Шум мощной техники пугает медведиц, и они покидают берлоги безвозвратно. В Центр попадают медвежата из Тверской, Новгородской, Смоленской областей, Пермского края, Республики Коми.

- Шум заготовительной техники и человеческие голоса - это те факторы, которые не являются естественными для медведей в природе, - объясняет Екатерина. - ­Даже когда они спят в берлоге, у них не спячка, а зимний сон (достаточно чуткий). Медведи слышат звуки, и уровень страха доходит до предела. В итоге они убегают из берлоги, никогда не возвращаясь обратно, даже если там остались медвежата. Почему так происходит? В природе всё разумно, на медведя всегда охотится человек. При активном участии Пажетновых охота на берлоги была запрещена.

- Распад семейной группы медведей обычно происходит в мае, - продолжает рассказ о поведении этих животных наша собеседница. - Почему? В Центральной части России медведица рожает раз в два года. В мае она уже готова к новым свадьбам - «медвежьему гону». Самцы это чувствуют, а у медвежат на инстинктивной основе есть страх перед медведем. Дело в том, что у них развит внутривидовой каннибализм, и крупные самцы запросто могут убить и съесть медвежат. Особенно когда повышен уровень нервозности в период гона. И медвежата, чуя приближение самцов, от страха вынуждены покинуть мать. С этого момента у них начинается самостоятельная жизнь. Какое-то время они могут провести вместе, но рано или поздно тоже начнут вести одиночный образ жизни, потому что по природе медведи стаями не живут. Медведица уходит в гон, и в следующем январе у нее, скорее всего, снова появится потомство.

 

«Мы не заменяем им маму»

Так было и с Сиреной, Соней и Сёмой, найденными в Угранском районе Смоленской области.

Люди, заметившие медвежат, посчитали, что их мама вернется, и оставили их на сутки. Но ни одного случая возвращения медведицы в такой ситуации зафиксировано не было. Если бы это стоял январь или февраль, итог был бы трагичным.

- Таких медвежат надо как можно быстрее забирать, помещать в тепло, ограничивать их контакты с людьми. Всем хочется поиграть с ними, но делать это категорически нельзя. За две недели можно сделать абсолютно ручного медведя и поставить крест на его дальнейшей судьбе, - поясняет Екатерина.

Когда Сергей Валентинович с Василием забрали малышей, те весили меньше 4 кг. У Сёмы был белый, ярко выраженный воротничок. Многие считали, что он гималайский, но на самом деле это совершенно типичный бурый медведь, только с белыми пятнами. Со временем они будут тускнеть и, возможно, вообще сойдут. Девчонки - темненькие: Сирена потемнее, Соня посветлее. У них тоже есть белые пятна. Сирена - самая бойкая и громогласная, потому ее так и назвали. Соня более спокойная, но очень любопытная.

- Переезд прошел нормально, - наш разговор продолжается. - Вообще первые две недели всегда критичны по состоянию медвежат, нельзя сказать, болеют они или нет. Только какие-то моменты могут нам указать на то, что есть проблемы. Например, вес. Если медвежонок стабильно его набирает - значит, всё хорошо. Если стопорится, надо насторожиться. Если начинает падать, то беда. Поэтому мы регулярно взвешиваем их. Через некоторое время стали приучать их есть из мисок, потому что нужно было минимизировать контакт с руками. Установили тренажер, на котором они могли тренироваться, ну и не прочь попробовать его на зуб. Когда малыши подросли, набрали вес, стали нормально кушать - мы их перевели в вольеры, предварительно проведя ветеринарный осмотр совместно со специалистами из госпиталя дикой природы, во время которого медвежат также вакцинировали против бешенства и чипировали. Нам важно, чтобы они привыкли к новому домику и воспринимали его как убежище.

Напомним, критично значимо, чтобы люди не заменяли медвежатам маму! Поэтому хозяева Центра всегда ходят к косолапым в «лесных» зеленых костюмах с прикрытым сеткой лицом и перчатках. В работе с такими медвежатами крайне важно минимизировать любой контакт с человеком, в противном случае вырастут ручные медведи, которых уже категорически нельзя выпускать в природу.

- Мы их ничему не учим, они знают всё сами. Как только увидели дерево, решают: «Дай-ка залезу», а потом понимают, что на дереве можно спрятаться от опасностей. С первыми выходами из домика-берлоги у них начинает формироваться пищевое поведение, они пробуют всё подряд. Это необходимо для последующего выживания. При нахождении в условиях, максимально приближенных к естественным, у медвежат до необходимого уровня формируются и развиваются формы поведения и навыки, необходимые для выживания после возвращения в природу. Сирена, Соня и Сёма вернутся в Смоленскую область в сентябре 2024 года.

 

СПРАВКА «РП»

- Новорожденные медвежата живут либо в деревянных боксах, где они большую часть времени спят, либо дома у хозяев Центра.
- Когда медвежатам исполняется месяц с небольшим, их переводят в «медвежий домик», где они ограничены от запахов, звуков, присутствия человека. Там у них есть игровая зона, тренажеры. Это некая имитация берлоги - тепло и темно.
- Потом (в середине апреля - конце мая) медвежата уходят в просторный лесной вольер, где условия максимально близки к естественным для бурого медведя. В июле они получают доступ к прилегающим территориям. В этот период животные уже достигают возраста самостоятельности и способны выживать в дикой природе.
- В Центре медвежат держат до девяти-десяти месяцев, давая им возможность побольше наесться и побыть под присмотром. А в сентябре-октябре их возвращают либо в регион происхождения, либо в соседний субъект на территорию ООПТ (особо охраняемые природные территории).

 

Медвежонок на горшке, или Почему косолапым не дают мёд?

Мы с Екатериной идем на кухню, где готовится еда для смоленских малышей, которые уже в лесу.

- Крошечные медвежата не умеют сами ходить в туалет, в берлоге их вылизывает медведица, таким способом содержа свое потомство в чистоте и массируя животики, помогая детям испорожниться. Мы «сажаем их на горшок», делая им массаж животика. В случае проблем с ЖКТ ставим клизмы. Кормим специальной молочной смесью. К ней достаточно быстро возникает привыкание, и формируется хороший стул. Для нас это очень важная тема.

Когда медвежата становятся чуть-чуть старше, уже начинаем добавлять детские витамины, яйцо и манную крупу, чтобы смесь становилась гуще. Позже в их рацион включаем гречку и геркулес, которые измельчаются блендером до однородной консистенции. Постепенно перестаем класть им еду в миски, а выкладываем на землю, когда их нет рядом. Потом сокращаем количество каши и заменяем ее яблоками, сливами, рябиной, желудями. Это естественные корма для медведя, которые не связаны с человеком. Мы на яблоках худеем, а они на них растут. За неделю компания подопечных может съесть тонну яблок. Благодаря этому звери, весившие в марте 4 кг, осенью наберут не меньше 30. К выпуску - будут уже под 35 кг. Были у нас и великаны за 50 кг (Толстун и Ворчун).

- А они действительно любят мёд?

- Да, но мы его не даем. Как и сгущёнку, мясо, рыбу. Всё должно быть максимально естественно. Важно, чтобы это не закрепило любовь к нам. Мёд они находят сами. Нашего рациона вполне хватает, чтобы они развивались в соответствии с возрастом.

 

История Норы, или «Один из результатов нашей деятельности - внуки»

- В 2008 году Нора вместе с братом Нордом попали к нам из Новгородской области. Мы тогда проводили мониторинговые исследования и апробацию работы радиоошейников, поскольку надо было отслеживать медведей в природе. Ошейник проработал недолго - мы смогли проследить за некоторыми ее передвижениями, после чего он слетел. Нора ушла «в свободное плавание». Но ее ушная метка-то осталась. Через несколько лет мы стали свидетелями того, что на болотах, в укромных местах появляется медведица, имеющая эту метку, с медвежатами. На каждой такой метке есть номер, но визуально его было не разглядеть. Приблизительно мы поняли, кто это, но точно не знали. Потом у нас появились первые фотоловушки. На них мы отчетливо разобрали метку. Это точно была Нора. В течение шести лет мы наблюдали за ней, за это время она трижды принесла потомство, по три медвежонка в каждом. Вот ярчайший пример результатов нашей деятельности - внуки!

 

Самостоятельная жизнь

Возвращение медвежат в лес - всегда волнительная история. Наши собеседники рассказывают, что их сначала надо отловить в вольере. Но дикое животное руками не возьмешь и не посадишь в клетку. И обездвиживание превращается в условную охоту, так как к этому времени медвежата боятся даже специалистов, которые их выращивали с раннего детства. Для отлова используем «летающие» шприцы. От них зверь засыпает. По-другому быть не может. Плюс в Центре действует четкое правило: где медвежат взяли, там и отпустили.

- Медвежата не должны полюбить вас, но вы-то наверняка тяжело с ними расстаетесь…

- Конечно, сильно привязываюсь к ним, ведь эти ребята выросли на моих руках. Я довольно впечатлительная, могу пустить слезу. Но при этом есть четкое понимание: мы сделали всё, что могли, чтобы они прожили настоящую жизнь. Мы глубоко убеждены: каким бы ни было опасным и сложным существование в природе, но это их жизнь. Грустно расставаться, а радует - что спасение состоялось!

Действительно, медвежата, выращенные по методике Пажетновых, совершенно спокойно могут сами найти место для берлоги и соорудить ее, залезть внутрь и благополучно перезимовать.

 

СКАЗАНО

Екатерина Пажетнова:

- Был случай, когда собаки залезли в берлогу, напугали медведицу и поранили медвежонка. Мы нашли у него большую рану. Хорошо, что не задело кости, только мягкие ткани. Мы экстренно вызвали ветеринарных специалистов из госпиталя дикой природы, которые выехали в ночь из Москвы (а ехать до нас не менее семь часов) и по приезде сразу же развернули мобильную операционную. В течение двух часов врачи делали операцию, а через месяц даже места от швов не было видно. Вырос замечательный медвежонок.

Сергей Пажетнов:

- Недавно к нам привезли новгородского медвежонка, он был в очень тяжелом, истощенном состоянии. Каждые два часа ходим к нему, отпаиваем молочком, чтобы он приходил в себя. Сегодня в первый раз дали ему молоко и яйцо. Как только он оклемается, объединим его со смоленскими. Он еще слабенький, а ваши-то уже - будь здоров!

 

В ТЕМУ

Около 20 лет работу Центра обеспечивал Международный фонд защиты животных. Но в 2018 году он остановил эту работу. «К сожалению, жизнь стала менее стабильной», - говорит Екатерина. Тогда Центр зарегистрировался как автономная некоммерческая организация по сохранению животного мира, и все финансовые заботы легли на семью Пажетновых. Потому для его деятельности остаются актуальными частные пожертвования. На сайте https://orphan-bear.org/ есть страничка «Помочь», где указаны всевозможные способы перевода средств.

 

Ольга ГРАДОВА.

Фото Никиты ИОНОВА и Центра спасения медвежат-сирот.









Загрузка комментариев...
Читайте также
24 минуты назад
Сегодня в областном центре прошел масштабный спортивный праздник,...
сегодня, 18:20
Об этом сообщили в правоохранительных органах.
сегодня, 18:02
Об этом сообщают жители г. Сафоново в соцсетях.