Экс – тренер смоленского «Кристалла» рассказал про уникальность Курбана Бердыева

Спорт
Экс – тренер смоленского «Кристалла» рассказал про уникальность Курбана Бердыева
63-летний Виталий Кафанов (на фото слева с Альбертом Федосовым перед матчем «Кристалл» - «Рубин» (Казань), который состоялся 1 октября 2001 года) дал интервью интернет-порталу sport24.


Заплатил очень много штрафов

- Большую часть карьеры вы проработали в связке с Курбаном Бердыевым. Сложно было привыкнуть к совершенно другому типажу, Карпину?

- Мы были знакомы давно, здоровались перед играми. Относился к нему с огромным уважением еще как к игроку. А когда приехал в Ростов, меня прямо из аэропорта отвезли к Валерию Георгичу. Тот рассказал, каким видит футбол «Ростова», чего бы хотел от команды. В первое время было непривычно. Когда двадцать лет работаешь с одним тренером, перестроиться не так просто. С точки зрения режима, правил, нужно было время на адаптацию.

- Например?

- Заплатил очень много штрафов, пока понял, что можно, а что нельзя. Например, звонят ребята: «Виталич, у нас обед». А я обычно не обедал. Следил за весом, поэтому иногда пропускал прием пищи. И тут мне говорят: «А это неважно, Виталич. Можете не есть, но у нас за каждую минуту опоздания надо платить». Пока подоспел, набежала приличная копеечка.


В нашем доме жил министр связи Туркмении

- Вы родились в Ашхабаде. Как там оказались родители?

- Дедушка воевал в Туркменистане, в дивизии Фрунзе, против басмачей. Там он погиб. Отец родился уже в Ташаузе. В Ашхабаде в 1948-м случилось сильнейшее землетрясение. Об этом не писали в газетах. Помогать приехали со всего Советского Союза. Так в Туркменистане оказалась моя мама - переехала с родителями из Сибири. Там познакомилась с папой, а я родился уже в Ашхабаде.

- Что представлял из себя советский Ашхабад?

- Город, в который приехали люди из 15 республик, чтобы построить его заново - ни одного целого здания не осталось. Было всего три процента местного населения. Остальные - приезжие.

Под дверным ковриком почти у каждого лежал ключ от квартиры. Никто и не думал, что зайдут в квартиру и что-то возьмут.

Средняя температура летом в Ашхабаде - плюс 45-50 в тени. Ночью люди выносили раскладушки во двор и спали на улице: в квартирах и домах даже с открытыми окнами было очень жарко.

Если кто-то из соседей покупал цветной телевизор, то это становилось большим событием. Все собирались у него дома, смотрели кино. Вечерами встречались во дворах, играли в лото или в карты, в «девятку».

В многоквартирных домах все знали друг друга не только в своем подъезде, но и в соседних. Если ты начинал общаться с незнакомым - обязательно находились общие знакомые.

Сейчас Ашхабад совсем другой город. После распада СССР оттуда уехало большое количество русскоязычного населения. Из 300 тысяч осталось менее 30-ти тысяч тех, у кого в России нет родственников или финансовой возможности уехать.

- В каком районе жили?

- На окраине города, на возвышенности. Там стояла радиостанция, а мои родители работали на ней. Нам выделили квартиру в служебном доме для связистов. В нем жил министр связи Туркмении. Сейчас такое невозможно представить.

И жили все дружно. Если кто-то отмечал праздник или свадьбу - приглашали жителей со всего района. Если кого-то приходилось хоронить - вся округа приходила попрощаться.

Был в Ашхабаде несколько лет назад. Наш дом снесли, высадили на его месте сады. С тех пор не езжу туда. Из родни в там не осталось никого. Все переехали в Россию, остались только друзья. А когда дома нет - и не тянет.

- Про родителей расскажете подробнее?

- В 1969-м построили станцию «Орбита», и отца назначили туда начальником. Когда только появилось цветное телевидение - а цветных телевизоров еще не было в продаже - с папой ездили вечерами к нему на станцию смотреть футбол и хоккей в цветном изображении.

Старший брат и его жена - тоже связисты. Мама переживала, что я не пошел по их стопам. А друзья родителей шутили: «Было у матери два сына: один умный, другой - футболист!» Слышал же такое выражение? Хотя до 8-го я класса был отличником. Летом ребята позвали меня сыграть за «Домоуправление» на «Кожаный мяч». У них не было вратаря. До этого играл только во дворе. А все ребята занимались у Валерия Непомнящего в ашхабадской ФШМ. Мама тогда сказала: «Запустишь школу - весь футбол закончится!» Школу, конечно, запустил. Но учителя - кто по привычке, кто из жалости -ставили пятерки. Большинство из них надеялись, что поступлю в неспортивный университет. Но я пошел в физкультурный, чтобы спокойно играть в футбол.

Помню момент, как полюбил футбол. Мне лет пять-шесть, папа забрал из садика и привез на стадион. Жара страшная, но он забит до отказа. Играли «Строитель» Ашхабад и карагандинский «Шахтер» - первая лига СССР. В воротах у «Строителя» стоял Виктор Иванов. Тогда и захотел стать вратарем. Папа начал мне выписывать советский еженедельник «Футбол-Хоккей», который выходил по воскресеньям. В Ашхабад его привозили к понедельнику. Ждал этот день как праздник.

- Топ людей, которые оказали на вас большее влияние?

- Их двое. Первый - Валерий Непомнящий. Пришел к нему в девятом классе и своему пониманию футбола обязан именно ему. Он относился к ребятам, как к своим детям, и для многих из них был как второй отец. Глядя на него, я и захотел стать тренером. Бежал к нему на занятия, чтобы посмотреть, что он говорит, как тренирует. При этом он воспитывал в нас хороших людей. Воспитывал не воспитывая, просто своим примером. Водил нас в театр на спектакли, вместе ездили разгружать картошку вагонами из Белоруссии. Благодарю Бога, что жизнь свела меня с Валерием Кузьмичом. Всю свою футбольную жизнь старался делать так, чтобы он мной гордился. Второй такой человек - Бекиич. Он сделал очень многое для меня и в футболе, и в жизни.


«Бекиич, не знаю, может они тут к богу ближе…»

- В чем уникальность Бердыева?

- Он полностью посвятил себя футболу. Все годы, которые мы работали вместе, Курбан жил на базе, сутками напролет просматривал матчи, анализировал и все время хотел развиваться. Он первый стал играть в зонную защиту - еще до Олега Долматова в «Черноморце» и ЦСКА. К Бекиичу попала учебная кассета Арриго Сакки, который придумал зонную защиту. Бекиич ее долго изучал и начал это внедрять в Казахстане.

- Есть яркая история с Бердыевым?

- Как-то я был на матче «Хапоэля» с «Гамбургом» в Лиге Европы, израильтяне прошли дальше. Сходить туда попросил Бекиич: «В «Хапоэле» играет Бибрас Натхо, можешь его посмотреть? Нужен нам такой?» Я посмотрел, отзвонился Бекиичу: «Лидер, капитан. Понравился».

Выхожу со стадиона - русских же много вокруг - слышу: «С «Рубином» играть теперь будем!» Сразу же звоню Бекиичу: «Мы что, в Лиге Европы играем с «Хапоэлем»? «С чего ты взял?! Я прилетел в Швейцарию, жеребьевка только завтра, здесь 16 команд!» «Бекиич, ну тут так говорят, я не знаю».

День жеребьевки. Бекиич в Швейцарии, я у телевизора. Достают «Рубин», крутят шары - и из 16 команд вытаскивают «Хапоэль»! Сразу крупный план на Курбана Бекиича - а у него ни один мускул на лице не дрогнул! Только заканчивается трансляция, тут же звонок: «Это что такое вчера было?» «Бекиич, не знаю, может они тут к богу ближе…»

- Бердыев сразу дал вам карт-бланш на работу с вратарями?

- Не сразу. Когда мы только пришли в «Рубин» в Первую лигу и стали собирать команду, нам предлагали много вратарей. Были варианты с Сашей Жидковым, Андреем Саморуковым, которые уже имели большой опыт выступления в Премьер-лиге и состоялись как вратари. Выбрал Сергея Козко, который в то время был запасным в «Торпедо-ЗИЛ» под Андреем Новосадовым. Не знаю, как пошло бы дальше, если бы Сергей не оправдал надежд.

Всегда думал: есть немало вратарей, которые еще не стали первыми, но с которыми можно добиться чего-то большого. Просто нужно дать шанс. И в дальнейшем при выборе вратарей исходил из этого принципа. На протяжении всей карьеры собирал досье на голкиперов, которые сидели на лавке, но с которыми можно было выиграть что-то большое. Исключение - Арлаускис в «Рубине». Но тогда нам срочно нужен был второй вратарь (а в Румынии Гедрюс тогда был основным), и мы не прогадали.

После чемпионата мира в Бразилии из 32 команд нам в «Ростов» предлагали 23 вратарей - и это основные голкиперы сборных. Никого по итогу не взяли. Хочется найти вратаря в тот момент, когда о нем мало кто знает, но он уже готов выстрелить.

- Когда грустит Виталий Кафанов?

- Я человек религиозный. Уныние - один из самых больших грехов. Помню, что говорил мне батюшка: «Уныние и грусть - это одно и то же».

- Боитесь смерти?

- В детстве сильно боялся. Но со временем это чувство менялось. Надеюсь прожить так, чтобы, когда придет время, было бы совсем не страшно.


Интересные факты

- Виталий Кафанов сейчас работает в «Ростове» и национальной сборной России тренером вратарей;

- 70-летний Курбан Бердыев 9 июля стал главным тренером футбольного клуба Первой лиги «Динамо» (Махачкала);

- В чемпионате Первой лиге – 2001, Курбан Бекиевич по ходу сезона ушел из смоленского «Кристалла» в казанский «Рубин».   Виталий Витальевич продолжил работать со смоленской командой и 1 октября 2001 года произошел уникальный момент, когда дружины специалистов сыграли друг против друга. Согласно официальному протоколу матча смоленский стадион «Спартак» посетило 6 000 зрителей. Гости, ожидаемо одержали победу, хотя счет открыл «Кристалл». На 50-й минуте к радости смолян забил Теймураз Гаделия. Увы, дубль Урала Амирова (73,86) зафиксировал победу «Рубина» - 2:1. Казанский клуб по итогам сезона стал 8-м, а «Кристалл» финишировал 10-м.

Фото: Лев Иванов


Автор: Сергей Нишпал







Загрузка комментариев...
Читайте также
сегодня, 22:03
В Смоленской области приступили к проектированию трех межпос...
сегодня, 21:08
сегодня, 20:30
Директор МБОУ «СШ № 33» в Смоленске, член Совета руководител...
сегодня, 19:44
По словам ректора Смоленского государственного университета ...
Новости партнеров